avangard-pressa.ru

Курсовая на тему Экономический рост и его факторы

Министерство образования Российской Федерации


Государственное образовательное учреждение


«Оренбургский государственный университет»


Факультет экономики и управления
Кафедра экономической теории

КУРСОВАЯ РАБОТА


по дисциплине: "Экономическая теория"

Экономический рост и его факторы


                                                             ОГУ 061000. Руководитель работы
_______________Лапаева О. Ф.
«_____»_______________2004 г.
Исполнитель
 «_____»______________ 2004 г.
Оренбург 2004

Содержание:


 

1.

       

Введение

. 3

2.

       

Раздел

I

«Теоретические аспекты экономического роста»

. 5
2.1     Понятие экономического роста, его показатели и факторы. 5
2.2     Типы, теории и модели экономического роста. 12
2.3     Государственное регулирование  экономического роста. 19

3.

       

Раздел II «Анализ проблем экономического роста и перспективы его развития в российской экономике»

. 21
3.1     Экономический рост и человеческий фактор. Отставание России от наиболее развитых стран. 21
3.2     Современный экономический рост и стратегические перспективы социально-экономического развития России. 32
3.3     Экономический рост в России в первом квартале 2004 года. 38

4.

       

Заключение

. 39
5.        Список использованной литературы: 40

Приложения:

41


 Введение


Проблемам экономического роста в любой стране мира уделяется пристальное внимание, будь то высокоразвитая Япония, пытающаяся осуществить наиболее полно свои широкомасштабные экономические программы и реализовать поставленные экономические цели, или Россия пытающаяся выполнить программу Международного валютного фонда, чтобы получить очередной кредит. Поэтому эта тема довольно актуальна не только для экономистов, но и для политиков, юристов и вызывает неподдельный интерес.
Экономический рост, на мой взгляд,  – это сложное и многогранное явление. За, казалось бы, простым способом его выражения, таким как прирост ВНП, ВВП и НД, стоит система взаимодействия самых различных сторон экономической жизни.
    Необходимо четко разграничивать понятие «экономический рост» и «экономическое развитие». Во-первых, развитие осуществляется и тогда, когда роста нет, но закладываются предпосылки для него. Во-вторых, может выражаться в структурных преобразованиях, возможных новациях, которые непосредственно к экономическому росту не приводят. В-третьих, развитие может быть и по нисходящей линии, когда не только нет количественного роста, но и идет процесс убывания свойств, качеств продукта, услуг.
    Одной из центральных проблем экономики является достижение непрерывного и устойчивого экономического роста. Чтобы понять, как осуществляется эта цель, важно выявить внутренний механизм увеличения производства экономических благ в масштабе страны. Такой механизм можно обнаружить в самой структуре национального хозяйства, которая способна обеспечить сбалансированное расширенное воспроизводство.
    Параметры экономического роста, их динамика широко используются для характеристики развития национальных хозяйств, в государственном регулировании экономики. Население оценивает деятельность высших хозяйственных и политических органов той или иной страны (например, парламента, Президента, Правительства Российской Федерации) прежде всего на основе рассмотрения показателей динамики экономического роста, динамики уровня жизни. Экономический рост, его темпы, качество и другие показатели зависят не только от потенциала национального хозяйства, но в значительной степени от внешнеэкономических и внешнеполитических факторов.
Из вышесказанного можно сделать вывод, что проблемы экономического роста являются важными как для экономики страны в целом, так и для каждого человека, проживающего в этой стране. Поэтому целью своей работы, я считаю, рассмотрение:
   основных теоретических аспектов, связанных с экономическим ростом, и их анализ,
 факторов, способствует увеличению экономического роста,
   ситуации,  сложившейся в России на протяжении последних лет, и ее сравнительный анализ с зарубежными странами мира


1.

Раздел

I

«Теоретические аспекты экономического роста»

   

Понятие экономического роста, его показатели и факторы.  Понятие экономического роста    
Экономический рост – в узком смысле: это процесс, который рождается на стадии непосредственного производства, приобретает устойчивый характер на остальных стадиях общественного производства, приводит к количественному и качественному изменению производительных сил, увеличению общественного продукта за определенный период времени и росту народного благосостояния. В широком смысле: экономический рост, как критерий экономического развития является, по своей сущности, главной составляющей общей траектории развития общества. В совокупности с другими составляющими (социальными, политическими, демографическими и так далее) он определяет направление движения общества, устанавливая характер общественного развития в целом (прогрессивный, регрессивный или инерционный).      
Категория экономического роста является важнейшей характеристикой общественного производства при любых хозяйственных системах. Экономический рост означает, что на каждом данном отрезке времени в какой-то степени облегчается решение проблемы ограниченности ресурсов и становится возможным удовлетворение более широкого круга потребностей человека.
Свое выражение экономический рост находит в увеличении потенциального и реального валового национального продукта (ВНП), в возрастании экономической мощи нации, страны, региона. Это увеличение можно измерить двумя взаимосвязанными показателями: ростом за определенный период времени реального ВНП или ростом ВНП на душу населения. В связи с этим статистическим показателем, отражающим экономический рост, является годовой темп роста ВНП в процентах.
Проблемы экономического роста занимают в настоящее время центральное место в экономических дискуссиях и обсуждениях, ведущихся представителями разных наций, народов и их правительств.
Экономический рост есть составляющая экономического развития. Свое выражение он находит в увеличении реального ВВП, как в абсолютном объеме, так и на душу населения.
Быстрый или, наоборот, нулевой и даже отрицательный экономический рост не всегда говорит о быстром экономическом развитии, топтании на месте или экономической деградации. Несколько примеров:
Структурные изменения в экономике страны могут привести к такой ситуации, когда стагнация или сокращение выпуска одних видов продукции из-за падающего или неизменного спроса на них сопровождается быстрым ростом других видов продукции. Так, в США в 80-х гг. не росло потребление стали, сельскохозяйственной продукции, легковых автомобилей, но одновременно увеличивался выпуск сложных изделий, например персональных компьютеров. Но и количественный рост выпуска компьютеров недостаточно отражал другие аспекты их производства: продажа персональных компьютеров в США за 1981-1988 гг. выросла по количеству с 1,1 до 9,5 млн. шт., по стоимости - с 3,1 до 27,7 млрд. долл., а доллар за это время обесценился на 25%. Таким образом, персональные компьютеры дешевели, хотя их технические характеристики и качество росли. При подсчете комплексного показателя экономического роста - валового национального продукта (ВНП) - вышеуказанные моменты привели к тому, что он не до конца отражал динамику экономического развития США за 80-е гг.
Тем не менее, при всех недостатках экономический рост остается наиболее употребимым критерием экономического развития.
Показатели экономического роста Экономический рост определяется и измеряется двумя взаимосвязанными способами:
1) как увеличение реального валового национального продукта (ВНП) за некоторый период времени;
2) как увеличение за некоторый период времени реального ВНП на душу населения.
Использоваться могут оба определения. Однако при сравнении жизненного уровня населения в отдельных странах и регионах явно более предпочтительным является второе определение. «Так, ВНП Индии почти на 70% превосходит ВНП Швейцарии, однако по уровню жизни населения Индия отстает от Швейцарии более чем в 60 раз. Обычно, исходя из любого из этих определений, экономический рост измеряется годовыми темпами роста в %. Например, если реальный ВНП составлял 200 млрд. дол. в прошлом году и 210 млрд. дол. в текущем, можно рассчитать темпы роста, вычитая из величины реального ВНП текущего года величину прошлогоднего реального ВНП и соотнести разность с величиной реального ВНП за прошлый год. В данном случае темпы роста составят (210 млрд. дол. - 200 млрд. дол.) /200 млрд. дол. = 5%».
    Также экономический рост можно оценить с помощью системы взаимосвязанных показателей, отражающих изменение результата производства и его факторов.
    В условиях рыночной экономики для обеспечения производства товаров и услуг, как известно, необходимы три фактора производства: труд, капитал и земля (природные ресурсы). Следовательно, совокупный продукт Y есть функция от затрат труда (L), капитала (К) и природных ресурсов (N):

    Для характеристики экономического роста используется ряд показателей, с помощью которых измеряется результативность применения отдельных факторов производства.
    Во-первых, важным показателем экономического роста является отношение  – производительность труда, то есть отношение объема выпуска продукции к затратам живого труда, осуществленным в процессе производства товаров и услуг. Обратное отношение –  называется трудоемкостью продукции.
    Во-вторых, отношение объема продукции к величине использованного в процессе производства капитала  – это производительность капитала, или капиталоотдача. Обратный показатель  – это капиталоемкость продукции.
    В-третьих, важным показателем экономического роста является и отношение объема продукции к затратам природных ресурсов – земли, энергии и так далее.  – производительность природных ресурсов. Обратное отношение   показывает ресурсоемкость продукции. 
    Рассмотренные показатели , , и  характеризуют производительность соответствующих факторов производства. Кроме указанных отношений между выпуском продукции и отдельными факторами производства используются и отношения между самими факторами производства для характеристики связи между ними. Таким показателем является прежде всего отношение между затратами капитала и затратами труда , то есть капиталовооруженность труда.
    Для анализа экономического роста имеют важное значение и показатели предельной производительности, которые определяют размер прироста выпуска продукции в зависимости от прироста каждого отдельного фактора при неизменности остальных факторов производства. Во-первых, это отношение добавочного продукта к добавочному труду  , то есть предельная производительность труда. Во-вторых, это отношение добавочного продукта к добавочному капиталу - , то есть предельная производительность капитала. В-третьих, отношение добавочной продукции к добавочному использованию природных ресурсов - , то есть предельная производительность природных ресурсов
    Показатели предельной производительности (труда, капитала и природных ресурсов) выражают определенный вклад каждого фактора производства в увеличении общего объема выпуска продукции:

    Таким образом, общий объем выпуска представляет собой сумму произведений величины каждого из используемых факторов производства на его предельную производительность.
    Одним из главных инструментов анализа экономического роста является производственная функция. Производственная функция выражает зависимость между максимальным выпуском продукции и затратами, которые необходимы для ее производства, а также зависимость между самими затратами.

Y означает национальный доход или ВНП данной страны, а L, K, N – наличные трудовые ресурсы, капитал и земельные ресурсы в масштабах национальной экономики .
Факторы экономического роста Экономический рост определяется множеством факторов, важнейшими из которых являются факторы предложения, спроса и распределения.
При исследовании проблем экономического роста и его факторов нельзя не упомянуть ставшую уже классической работу американского экономиста Эдварда Денисона из Брукинского института «Исследование различий в темпах экономического роста» (1967г.), переведенную на русский язык в 1971 году, а также более поздние его труды по этой же теме. Впервые в экономической литературе Э. Денисон попытался количественно определить, какая часть ежегодного прироста определяется каждым фактором производства за период 1929-1982 гг. Другими словами, Э. Денисон дезагрегировал факторы труда, капитала и фактор технического прогресса. Он выделил всего 23 фактора роста, из них – 4 фактора, относящихся к труду, 4 – к капиталу, 1 фактор – земля, а остальные 14 факторов характеризуют вклад научно-технического прогресса. В последующем этот ученый дал несколько иную разбивку факторов, влияющих на экономический рост. Далее Э. Денисон определил, что повышение производительности труда является наиболее важным фактором, обеспечивающим рост реального продукта и дохода. Увеличение трудозатрат определяет 1/3 прироста реального дохода за этот период и 2/3 прироста обеспечивается повышением производительности труда. Последнее объясняется научно-техническим прогрессом, то есть интенсивными факторами.
Экономический рост определяется факторами, характеризующими физическую способность экономики к росту. Эти факторы объединяют в одну группу под названием факторов предложения, к ним относят:
1) количество и качество трудовых ресурсов: образование и профессиональная подготовка повышают производительность труда и в результате дают возможность иметь более высокие заработки. Этот фактор определяется, прежде всего, численностью населения страны. Однако часть населения не включается в число трудоспособных и не выходит на рынок труда, к ней относятся учащиеся, пенсионеры, военнослужащие и так далее. Желающие работать образуют так называемую рабочую силу. Кроме того, в составе рабочей силы выделяются безработные, то есть те, кто имеет желание работать, но не может найти работу.
    Однако измерение затрат труда числом занятых не в полной мере отражает действительное положение вещей. Наиболее точным измерителем затрат труда является показатель количества отработанных человеко-часов, позволяющий учесть суммарные затраты рабочего времени. Увеличение затрат рабочего времени зависит от ряда факторов: от темпов прироста населения, от желания работать, от уровня безработицы, уровня пенсионного обеспечения и так далее. Все факторы меняются во времени и по странам, создавая исходные различия в темпах и уровнях экономического развития.
     Наряду с количественными факторами важную роль играет качество рабочей силы и соответственно затрат труда в процессе производства. По мере возрастающего образования и квалификации работников происходит повышение производительности труда, что способствует повышению уровня и темпов экономического роста. Иначе говоря, затраты труда могут расширяться без какого-либо увеличения рабочего времени и численности занятых, а лишь за счет повышения качества рабочей силы.
Инвестиции в человеческий капитал - важное средство повышения производительности труда. По некоторым оценкам, улучшение качества рабочей силы определило 14% прироста реального национального дохода в США.
Самым простым показателем качества рабочей силы является уровень образования. В настоящее время более 4/5 американской рабочей силы имеет, по крайней мере, среднее образование. Из них почти 22% - люди с незаконченным высшим и высшим образованием. Только начальное образование имеют менее 6% американских трудящихся. Очевидно, что образование становится доступным для все большего числа граждан;
2) наличие капитала: Основной капитал включает и жилой фонд, потому что люди, живущие в домах, извлекают выгоду из услуг, предоставляемых домами. Последнее утверждение может показаться не совсем обычным, однако важно помнить, что современная экономическая теория трактует все факторы производства как оказывающие производительные услуги.
    Фабричные здания и конторы с их оборудованием являются факторами производства, потому что работники, вооруженные большим количеством машин, будут производить больше товаров. Товарные запасы также вносят свой вклад в производство.
Затраты капитала зависят от величины накопленного капитала. В свою очередь, накопление капитала зависит от нормы накопления, тем больше (при прочих равных условиях) размеры капиталовложений. Прирост капитала также зависит и от размера уже накопленных активов, – чем они больше, тем меньше, при прочих равных условиях, скорость увеличения капитала, темп его роста.
Примерно 19 % - почти 4/5 - ежегодного прироста реального национального дохода за период 1929-1982 гг. в США определялось увеличением капиталовложений. Отмечается, что именно объем основного капитала, приходящийся на одного работника, является решающим фактором, определяющим динамику производительности труда. Если за определенный период возрастал объем капиталовложений, а численность рабочей силы увеличилась в большей степени, то производительность труда будет падать, так как сокращается капиталовооруженность каждого работника;
3) уровень технологии: технический прогресс включает в себя не только совершенно новые методы производства, но и новые формы управления и организации производства, новые информационные технологии. Под техническим прогрессом подразумевается открытие новых знаний, позволяющих по-новому комбинировать данные ресурсы с целью увеличения конечного выпуска продукции. При этом, как правило, возникают новые, более эффективные отрасли. Увеличение эффективного производства становится основным фактором экономического роста. Но вклад этого фактора может быть со знаком минус. Многие экономисты подчеркивают, что такие законодательные мероприятия, как введение штрафов и налогов на загрязняющие природу предприятия привели к снижению выпуска соответствующей продукции и сдерживали экономический рост. В связи с этим встает вопрос о качестве экономического роста. На практике технический прогресс и капиталовложения (инвестиции) тесно взаимосвязаны: технический прогресс часто влечет за собой инвестиции в новые машины и оборудование;
4) количество и качество природных ресурсов: данный фактор с трудом поддается количественной оценке, хотя и значительно влияет на темпы экономического роста. Так, не приходится сомневаться в том, что обширные запасы разнообразных природных ресурсов, которыми обладают США, внесли весомый вклад в экономический рост страны. В США имеется изобилие плодородных земель, здесь в меру благоприятные климатические и погодные условия, вполне достаточные запасы основных минеральных и энергетических ресурсов. Хотя обилие природных ресурсов является мощным позитивным фактором экономического роста, это вовсе не означает, что страны с недостаточными запасами обречены на невысокие темпы экономического роста. Известно, что в Японии природные ресурсы ограничены, но темпы экономического роста этой страны в послевоенный период были значительными. С другой стороны, некоторые наиболее экономически отсталые страны Африки и Южной Америки обладают существенными запасами природных ресурсов. Проблема развития природных ресурсов сливается с проблемой усовершенствования техники для более рационального использования ресурсов, снижения материалоемкости продукции и с проблемой обеспечения оборудования и орудий для использования и обнаружения этих ресурсов.
Зависимость экономического роста от этих факторов прямая. Действительно, факторы предложения делают рост производства физически возможным: лишь доступность большего количества лучших по качеству ресурсов позволяет увеличивать производство реального продукта.
К факторам спроса относятся такие, которые повышают совокупный спрос общества на производимую продукцию (заработная плата, налоговая политика государства, склонность населения к сбережению) и этим стимулируют ее рост.
К факторам распределения относят именно распределение природных, трудовых и финансовых ресурсов страны, которое должно быть организовано таким образом, чтобы в большей степени способствовать экономическому росту (приросту продукции, улучшению ее качества и совершенствованию производства).
Говоря о факторах, способствующих экономическому росту, нельзя не отметить и те, которые сдерживают рост производительности труда и реального национального дохода. К ним относится различная законодательная деятельность в области охраны труда, окружающей среды и т. д. Опыт мирового экономического развития в течение последних 20 лет отчетливо демонстрирует, что мягкая денежная политика воздействует на экономический рост угнетающе, а жесткая денежная политика - благотворно. Чем выше темпы денежной эмиссии, тем ниже темпы экономического роста. При превышении среднегодовыми темпами денежной эмиссии рубежа в 35% годовых экономический рост прекращается и начинается экономический спад. Во многих странах мира значительная часть национального продукта производится на государственных предприятиях. Сопоставление доли производства в ВВП на государственных предприятиях с темпами прироста реального ВВП на душу населения показывает отрицательное воздействие государственного предпринимательства на экономический рост. При минимальных размерах государственного предпринимательства (7% ВВП) темпы экономического роста достигают максимума (1. 5% в год). С увеличением масштабов государственного предпринимательства темпы экономического роста падают, они становятся отрицательными, при превышении объема производства на государственном предприятии уровня 20% ВВП. Отмечается, что, и значительные размеры государственного потребления препятствуют быстрому и устойчивому экономическому росту.
Усиление государственного вмешательства в дела частного бизнеса, касающиеся вопросов загрязнения среды, правил безопасности и охраны здоровья, потребовало увеличения расходов на очистные сооружения, на улучшение условий труда. Тем самым отвлекались средства от инвестиций в основной капитал, необходимый для повышения производительности труда. Среди прочих факторов, отрицательно влияющих на экономический рост, можно назвать недобросовестное отношение к труду и хозяйственные преступления, прекращение работы во время трудовых конфликтов, воздействие неблагоприятных погодных условий на сельскохозяйственное производство.
   Типы, теории и модели экономического роста Типы экономического роста История национальных экономик знает два основных типа экономического роста – экстенсивный и интенсивный.
   
Экстенсивный тип экономического роста   
    При экстенсивном (от лат. Extensivus – расширяющий) типе экономический рост достигается за счет трех факторов: основного капитала (фондов); рабочей силы; материальных затрат (природного сырья, материалов, энергоносителей). При этом типе экономического роста прирост продукции достигается за счет количественного роста численности и квалификационного состава работников и за счет увеличения мощности предприятия, то есть увеличения установленного оборудования. В результате выпуск продукции в расчете на одного работника остается прежним.
    Роберт Солоу (США) установил, что модель экономического роста при отсутствии технического прогресса (то есть при экстенсивном расширении производства) обладает свойством постоянной отдачи от масштаба увеличения факторов:

 Где
Y – выпуск продукции
F – количественная зависимость
K – основной капитал
L - труд
N – природные, материальные ресурсы
    Данная формула выражает следующую функциональную зависимость. Если капитал, труд и материальные затраты возрастают на величину Z, то и объем производства увеличится в Z раз. Именно это свойство характерно для экстенсивного увеличения производства: оно прямо пропорционально величине затраченных производственных факторов.
    Экстенсивный рост производства – самый простой и исторически первоначальный путь расширенного воспроизводства. Он имеет свои достоинства. Это – наиболее легкий путь повышения темпов хозяйственного развития. С его помощью происходит быстрое освоение природных ресурсов, а также удается сравнительно быстро сократить или ликвидировать безработицу, обеспечить большую занятость рабочей силы.
    Такой путь увеличения производства имеет и серьезные недостатки. Ему свойственны технический застой, при котором количественное увеличение выпуска продукции не сопровождается технико-экономическим прогрессом.
    Поскольку выпуск продукции повышается в той же степени, в какой возрастают величины используемых основных фондов, материальных ресурсов и численность работников, то на неизменном уровне остаются количественные значения таких экономических показателей, как фондоотдача, материалоемкость и производительность труда.
    Экстенсивное расширение производства предполагает наличие в стране достаточного количества трудовых ресурсов и природных ресурсов, за счет которых могут увеличиваться масштабы экономики. Однако при этом неизбежно ухудшаются условия воспроизводства. Так, все более стареет оборудование на действующих предприятиях. Из-за нарастающего истощения не воспроизводимых природных ресурсов приходится расходовать все больше труда и средств производства для добычи каждой тонны сырья и топлива. В результате экономический рост во все возрастающей мере носит затратный характер.
    Долговременная ориентация на преимущественно экстенсивный путь роста выпуска продукции ведет национальное хозяйство к тупиковым ситуациям.
    Например, в 80-х годах в СССР осложнилась демографическая ситуация: низкая рождаемость при сравнительно высокой смертности, почти наполовину снизился прирост трудовых ресурсов. Страна встала перед проблемой: как увеличивать выпуск продукции без всякого прироста трудовых ресурсов?
    Перечисленные проблемы наглядно показывают, что экстенсивный путь экономического роста давно исчерпал себя. Он неизбежно вел к общему упадку производства. Выходом из такой ситуации является интенсификация воспроизводства.
      Все проблемы экстенсивного экономического роста были гиперболизированы во всех сферах экономики СССР. Типичной в этом отношении является девятая пятилетка (1791-1795 гг.) в нашей стране. Один процент прироста национального дохода был получен путем увеличения объема основных производственных фондов на 1,7 % и величины стоимости материальных затрат на 1,2 % . Каждый прирост национального дохода на 1/5 достигался за счет увеличения численности и на 4/5 за счет повышения производительности их труда. Как видно, в целом имел место затратный экономический рост.
      Преодолеть затратный характер развития мешает отставание страны от среднего в мировой практике уровня использования сырьевых ресурсов. К этому нужно прибавить большую отсталость технологий, изношенность производственного оборудования, недостаточную квалификацию многих работников. За 1986-1990 гг. износ производственных основных фондов возрос с 38 % до 41 %. Фактически сроки службы промышленного оборудования вдвое превышают нормативные.
      На хозяйственном развитие страны отрицательно сказываются диспропорции в размещении сырьевой и топливно-энергетической базы. Подавляющая часть промышленного производства (более 2/3) сосредоточена в Европейской части, где имеется менее 1/3 всех природных ресурсов. Добыча же топливно-сырьевых продуктов в районах Крайнего Севера и к востоку от Урала ведет к их удорожанию в 1,5-2 раза. Стала падать добыча угля, нефти, железной руды и других природных средств производства.
      В 80-е годы в нашей стране осложнилась и демографическая ситуация: низкая рождаемость при сравнительно высокой смертности, почти наполовину снизился прирост трудовых ресурсов. Страна впервые стала перед проблемой увеличения выпуска продукции без всякого прироста трудовых ресурсов.   
 
Интенсивный тип экономического роста     Более сложный тип экономического роста – интенсивный (фр. Intensif – напряжение). Этот тип экономического роста характеризуется увеличением масштабов выпуска продукции, который основывается на широком использовании более эффективных и качественно совершенных факторов производства. Рост масштабов производства, как правило, обеспечивается за счет применения более совершенной техники, передовых технологий, достижений науки, более экономичных ресурсов, повышения квалификации работников. За счет этих факторов достигается повышение качества продукции, рост производительности труда, ресурсосбережения и так далее.
      Главный отличительный признак этого типа экономического роста – повышение эффективности производственных факторов на базе технического прогресса.
    При данном типе расширенного воспроизводства появляется новый фактор экономического роста – повышение эффективности всех традиционных факторов. В силу этого производственная функция преобразуется.  Ее самое простое выражение таково:

Где А – это совокупная производительность факторов.
    Из формулы видно: если величина затрат производственных факторов не меняется, а их совокупная производительность А увеличивается на 1 %, то объем производства возрастает также на 1 %.
    Интенсивно расширенное производство обладает рядом особенностей. Оно более прогрессивно, поскольку решающую роль в подъеме эффективности вещественных условий производства начинает играть новый «мотор» – достижения науки и техники. В связи с этим в масштабе общества развивается производство научно-технической информации, которая, в конечном счете, воплощается во все более эффективные средства производства. Одновременно повышается культурно-технический уровень работников.
    При интенсивном увеличении производства преодолеваются преграды экономического роста, порожденные известной ограниченностью естественных ресурсов. Наиболее выгодным фактором расширения производства становится ресурсосбережение. Например, чтобы сберечь 1т условного топлива (7000ккал) путем применения новой технологии, требуется в 3 –4 раза меньше затрат по сравнению с расходами на добычу такого же объема топлива.
    Между тем интенсификация связана с глубокой прогрессивной перестройкой структуры народного хозяйства, широкой подготовкой кадров инициативных и высокопрофессиональных работников. Особенности интенсивного типа расширенного воспроизводства состоят в том, что  при нем невозможны очень высокие темпы экономического роста. Вместе с тем научно-технический прогресс может вызывать безработицу, которая усиливается в трудоизбыточных регионах страны.
    В зависимости от тех или иных направлений экономии производственных ресурсов различают несколько видов интенсификации: трудосберегающая, капиталосберегающая, всесторонняя.
    Трудосберегающий вид интенсификации предполагает, что новая техника вытесняет из производства рабочую силу. В этом случае скорость роста выпуска продукции опережает темпы изменения численности работников. Такой процесс в широких масштабах происходил в результате первой промышленной революции, на индустриальной стадии производства.
    Капиталосберегающий вид интенсификации: благодаря применению более эффективных машин и оборудования, сырья и материалов достигается экономное расходование средств производства. Эти изменения в наибольшей мере стали проявляться на начальном этапе НТР, когда широко осваивались высокопроизводительное автоматическое оборудование, удешевлявшее продукцию, а также достижения химии полимеров и другие высокоэффективные вещественные факторы производства.
    Наконец, всесторонняя интенсификация – это такое направление экономического прогресса, при котором используются все указанные формы ресурсосбережения. Тога экономятся и трудовые, и вещественные условия производства. Данный вид интенсификации практически внедряется в условиях современного этапа НТР и высоких технологий.
    Всесторонняя интенсификация ведет к качественному обновлению всего процесса расширенного производства.
    В индустриально развитых странах нельзя найти в чистом виде первый или второй тип экономического роста: они сочетаются в каком-то соотношении. Например, расчеты по США показали следующее. В 1950-1985 гг. ежегодный прирост объема ВНП составил 3,2%. Из них 1,2 % прироста (или 40%) обеспечено за счет совокупной эффективности производственных факторов.
Теории экономического роста     Анализ экономического роста неизбежно должен был привести к созданию его моделей, без чего невозможно эффективное прогнозирование экономического роста и его последствий.
    Современные модели экономического роста сформировались на основе двух источников – кейнсианской теории макроэкономического равновесия и неоклассической теории производства. Эти два источника обусловили возникновение двух основных направлений в теоретических исследованиях проблем экономического роста – кейнсианского (позже неокейнсианского) и классического (позже неоклассического).
    Представители неоклассического направления строят свою концепцию экономического роста применительно к абстрактным условиям полной занятости ресурсов. Предложение, считают они, само создает спрос: то, что произведено, будет куплено. Это положение выдвинул еще французский экономист Жан Батист Сей (1767-1832). Цена, утверждал он, будет стремиться к такому уровню, при котором спрос уравновесит предложение при полной занятости ресурсов. Если на определенном этапе возникает безработица, то лишь в силу того, что уровень заработной платы слишком высок. Рынок должен снизить заработную плату до такого уровня, при котором все могущие и желающие работать найдут работу. Поэтому сокращение совокупного спроса, по мнению неоклассиков, приводит лишь к снижению цен и доходов. В результате экономика переходит к новому состоянию равновесия при более низком уровне цен. Другими словами, происходит падение не реального, а лишь номинального ВНП.
    Эти положения неоклассической школы поставил под сомнение в 30-е годы двадцатого  века английский экономист Джон Мейнард Кейнс. Цены факторов производства, считал он, прежде заработная плата, утратили свою гибкость, по крайней мере, в сторону понижения. В результате  с падением совокупного спроса равновесие достигается не столько за счет снижения цен на продукцию и факторы производства, сколько за счет уменьшения объемов производства. Сокращается реальный ВНП, высвобождаются ране занятые ресурсы, и экономика переходит в состояние равновесия при неполной занятости ресурсов.
    Суть кейнсианской модели перехода к состоянию полной занятости сводится к достаточно простой формуле:

Где I=S
   C – потребление
   I – инвестиции
   G – правительственные расходы
   S – сбережения
    В целом кейнсианцы рекомендуют стимулировать рост всех составляющих совокупного спроса  - и потребительских расходов домашних хозяйств, и инвестиций предприятий, и государственных расходов. Так, невысокая инфляция заставит домашние хозяйства увеличивать долю расходов на потребление сегодня и сокращать долю сбережений. Снижение ставки банковского процента стимулирует капиталовложения предприятий. Наконец, закупки государством товаров и услуг также расширяют совокупный спрос.
    Рекомендациям кейнсианцев следовали правительства многих стран мира в послевоенный период вплоть до 80-х годов. Но по мере того как экономика подходила к состоянию полной занятости, обнаруживались и отрицательные последствия стимулирования совокупного спроса. Предложение было не в состоянии угнаться за искусственно завышенным спросом, цены росли, и инфляция начала приобретать угрожающие размеры. Поэтому в 80-е годы правительства большинства стран стали внимательнее прислушиваться к рекомендациям неоклассиков.    
 
Многофакторная модель экономического роста
Взаимодействие ресурсов выражается кривой производственных возможностей.
Рис. 1  Кривая производственных возможностей
                                I

                             

 

C

                             

 A


                                                       B     D       II     
Увеличение объема ресурсов и повышение их качества за счет НТП приведет к смещению кривой производственных возможностей из положения АВ в положение CD. Если кривая производственных возможностей АВ рассчитана с учетом нормативного использования производственных мощностей, то её можно назвать номинальной кривой. Реальная кривая будет находиться внутри кривой АВ, так как на практике не бывает полного использования ресурсов экономического роста. Такие ресурсы как предпринимательские способности, природные трудовые ресурсы , основной капитал, НТП и использование его достижений, совокупный спрос можно отнести к ресурсам непосредственного воздействия на экономический рост. Есть большое количество ресурсов, которые влияют на него косвенно. Например, использование капитала и в целом производство в огромной степени зависят от уровня предпринимательской деятельности, которая, в свою очередь, является функцией образования, таланта, смелости и других качеств менеджера.
Все вышеизложенное указывает на существование многофакторной модели экономического роста.
Двухфакторная модель экономического роста
В теории и на практике приходится встречаться с двухфакторными моделями, в которых фигурируют лишь труд и капитал. Рассмотрим сценарий построения двухфакторных моделей. В первом – НТП не учитывается, во втором – учитывается.  В первом сценарии накопление капитала (при отсутствии НТП) при неизменных затратах приведет к уменьшению конечного предельного продукта, то есть будет иметь место снижение конечной продуктивности.
Как же обстоит дело во втором сценарии в условиях реального использования достижений НТП? В этом варианте труд и капитал более продуктивны.  Но для этого необходимы инвестиции.
Инвестиции по-разному могут воздействовать на экономику. Одни обычно ведут к росту затрат капитала и обеспечивают экономию трудовых затрат, другие – к сокращению относительных вложений капитала. Если первые называются трудосберегающими, то вторые – капиталосберегающими. В результате их реализации происходит повышение заработной платы относительно прибыли. Со времен промышленной революции XVIII-XIX вв. преобладают инвестиции, направленные преимущественно на экономию относительных затрат труда. Такая тенденция помимо повышения эффективности производства позволяет решать многие социальные проблемы, связанные с условиями труда.
Современные исследования в области теории экономического роста дают возможность предложить ряд вариантов экономического роста на основе инвестиций. Среди них – инвестиции в условиях отсутствия НТП, инвестиции с использованием НТП, инвестиции в условиях, когда использование достижений НТР позволяет в больших, чем ранее, масштабах сокращать в издержках производства долю расходов на зарплату и удельный вес материальных затрат.

   Государственное регулирование  экономического роста.       Государство играет значительную роль в регулировании экономического роста, и следует рассмотреть, какие меры государственного регулирования наилучшим образом могут стимулировать этот процесс.
      Кейнсианцы рассматривают экономический рост преимущественно с точки зрения факторов спроса. Обычно они объясняют низкие темпы роста неадекватным уровнем совокупных расходов, которые не обеспечивают необходимого прироста ВНП. Поэтому они проповедуют низкие ставки процента (политику «дешевых денег») как средство стимулирования капиталовложений. При необходимости финансово-бюджетная политика может использоваться для ограничения правительственных расходов и потребления, с тем, чтобы высокий уровень капиталовложений не приводил к инфляции.
      В противоположность кейнсианцам, сторонники «экономики предложения» делают упор на факторы, повышающие производственный потенциал экономической системы. В частности, они призывают к снижению налогов как к средству, стимулирующему сбережения и капиталовложения, поощряющему трудовые усилия и предпринимательский риск. Например, снижение или отмена налога на доход от процентов к увеличению отдачи от сбережений. Аналогичным образом, если облагать подоходным налогом суммы, идущие на выплаты по процентам, это приведет к ограничению потребления и стимулированию сбережений. Некоторые экономисты выступают за введение единого налога на потребление в качестве полной или частичной замены личного подоходного налога. Смысл этого предложения состоит в ограничении потребления и стимулировании сбережений. В отношении капиталовложений эти экономисты обычно предлагают уменьшить или отменить налог на прибыли корпораций, в частности значительные налоговые льготы на инвестиции. Было бы правомерно сказать, что кейнсианцы уделяют больше внимания краткосрочным целям, а именно поддержанию высокого уровня реального ВНП, воздействия на совокупные расходы. В отличие от них, сторонники «экономики предложения» отдают предпочтения долгосрочным перспективам, делая упор на факторы, обеспечивающие рост общественного продукта при полной занятости или полной загрузке производственных мощностей.
      Экономисты разных теоретических направлений рекомендуют и другие возможные методы стимулирования экономического роста. Например, некоторые ученые пропагандируют индустриальную политику, посредством которой правительство взяло бы на себя прямую активную роль в формировании структуры промышленности для поощрения экономического роста. Правительство могло бы принять меры, ускоряющие развитие высокопроизводительных отраслей и способствующие перемещению ресурсов из низко производительных отраслей. Правительство также могло бы свои расходы на фундаментальные исследования и разработки, стимулируя технический прогресс. Рост расходов на образование также может способствовать повышению качества рабочей силы и росту производительности труда.
      При всей многочисленности и сложности возможных методов стимулирования экономического роста большинство экономистов едины в том, что увеличение темпов экономического роста является весьма непростой задачей, капиталоемкость и склонность к сбережениям нелегко поддаются мерам регулирования.


2.

Раздел

II «Анализ проблем экономического роста и перспективы его развития в российской экономике»

  

Экономический рост и человеческий фактор. Отставание России от наиболее развитых стран. О том, чего мы не знаем
 
Проблемы экономического роста после социализма, устойчивости этого роста, факторов, которые на него влияют, – все это выходит сегодня на первый план. Двадцать лет назад благодаря так называемой комплексной программе научно-технического прогресса в Советском Союзе действовал мощный блок научных учреждений, которые занимались исследованием долгосрочных проблем экономического развития. Подавляющее большинство экономических институтов давали свои прогнозы относительно того, какой будет наша страна через двадцать лет. К реальной жизни такого рода исследования имели мало отношения, тем не менее, они позволяли организовывать обсуждения существовавшей экономической проблематики. В то же время практически никто не составлял прогнозы о том, какой будет отечественная экономика через три, через шесть месяцев или в течение ближайшего года.
Сейчас ситуация во многом обратная. Существует большое число квалифицированных публикаций, в основе содержания которых – краткосрочный анализ и краткосрочное прогнозирование событий в российской экономике. И очень слабо представлены исследования, связанные с долгосрочной перспективой. В условиях бурного переходного периода такой перекос был неизбежным, но сейчас ситуация объективно меняется. Произошла глубокая трансформация собственности. В крупных российских компаниях составляются программы долгосрочного развития, идет работа над крупномасштабными инвестиционными проектами. Для того чтобы их осмысленно осуществлять, необходимо понимать, какой станет окружающая среда к тому времени, когда инвестиционный проект будет реализован. Понимание того, что происходящее в экономике сегодня имеет свои корни в событиях начала 90-х годов (а от осуществляемого сейчас в огромной степени зависят перспективы роста в 2005–2010 годах), свойственно любому серьезному исследователю. Значительно труднее добиться, чтобы это понимание стало свойственным обществу и тем, кто принимает принципиальные политические решения.
Чего не нужно делать чтобы не остановить экономический рост, что можно и нужно предпринять для его форсирования? Не нужно манипулировать валютным курсом и допускать образование черного рынка. Не нужно допускать высокую инфляцию. Не нужно допускать крупный бюджетный дефицит. Желательно иметь менее коррумпированную бюрократию. Желательно опираться на хорошо работающую правовую и судебную систему… Этот набор условий достаточно изучен и понятен. Но все попытки ускорить рост на основе набора нестандартных рецептов – ускорения инвестиций, вложений в ту или в другую отрасль, – все это, к сожалению, оказывается мало результативным. При доставшейся России в наследство крайне неэффективной бюрократии риски ошибок в выборе отраслевых приоритетов особенно велики.
К тому же надо помнить, что решается  не задача догоняющего индустриального развития, где в качестве ориентира можно взять образ структуры экономики более развитых стран и пытаться этот образ сымитировать, а гораздо более сложная задача – задача догоняющего пост социалистического постиндустриального развития, где сами закономерности развития изучены существенно хуже, а перемены происходят очень быстро. И есть огромный риск того, что, выбрав и реализовав некий отраслевой приоритет, страна окажется перед досадным фактом: результаты этой реализации никому не нужны, не востребованы рынком. Именно по такой причине инвестиции усилий в создание гибкой системы национальных институтов, обеспечивающих рост, являют собой гораздо более осмысленный выбор, нежели попытка выстроить ту или другую конкретную модель структурной отраслевой политики.
О «клубе конвергенции»
В последние годы укоренилось понятие «клуба конвергенции», то есть набора стран, в котором менее развитые страны с меньшим уровнем ВВП растут в долгосрочной перспективе темпами более высокими, чем страны более развитые. Этим клубом охвачен отнюдь не весь мир, а Советский Союз выбыл из него еще в конце 70-х годов. По всей видимости, содержательная база конвергенции – это способность стран, соответствующих национальных институтов обеспечить эффективный обмен рыночно ориентированной информацией о технологиях, которые могут быть применены в менее развитых странах, обеспечивая им более высокие темпы экономического роста, чем имеют те страны, которые находятся на грани собственных технологических возможностей. Сложнейшая задача России сегодня – надежно закрепиться в «клубе конвергенции». Мне кажется, это неизмеримо более важно, чем спор о процентах темпов роста (скажем, 3 или 4%), которых  следует добиваться.
О восстановительном росте Нынешний экономический рост в России носит восстановительный характер. Он тесно связан с предшествующей рецессией, падением производства после краха Советского Союза. Падение было обусловлено, в свою очередь, структурной перестройкой экономики и кризисом старой системы хозяйственных связей, тогда как их новая система еще не сформировалась. Этот кризис был в основном преодолен к 1997 году. В дальнейшем развитию восстановительных процессов помешал финансовый кризис 1997–1998 годов. Эти процессы были продолжены с 1999 года.
Восстановительный рост – известный, но достаточно необычный, не очень хорошо изученный феномен; в каждой из стран, которые через него проходят, его отличает своя специфика. Это отчетливо проявилось в 20-х годах, когда восстановительный рост был зафиксирован в России впервые, и были предприняты первые попытки его анализа. Тогда высококвалифицированные экономисты В. Громан и В. Базаров сделали, по меньшей мере, две серьезные ошибки, повлекшие за собой существенные экономические последствия.
Во-первых, они недооценили то, что в условиях снятых спросовых ограничений, при социалистической экономической системе, объем производства восстанавливается в 20-х годах XX века на уровне более высоком, чем в 1913 году в царской России, где существовали ограничения, связанные с платежеспособным спросом. Во-вторых, они переоценили возможности наращивания доли денег в валовом внутреннем продукте, что привело к серьезным просчетам в финансовой политике.
И сейчас  тоже не очень ясно, как будут дальше развиваться в нашей стране процессы восстановительного роста. Есть основания полагать, что пределы его будут исчерпаны при объемах выпуска более низких, чем те, которые были характерны для российского ВВП в период максимального его уровня при социалистическом производстве. Но это гипотеза. А вот что известно точно – то, что восстановительный рост носит затухающий характер. Это значит, что темпы роста снижаются, потому что ресурсы восстановления, ресурсы введения имеющихся мощностей и рабочей силы оказываются исчерпанными. Разумеется, когда темпы роста идут вниз, затухание может быть компенсировано новыми факторами роста производства, новыми капитальными вложениями, вводом новых мощностей, включением в производственный процесс новой рабочей силы. Но это требует другого качества национальных институтов, способных обеспечить экономическое развитие.
Восстановительный рост поначалу всегда становится приятным сюрпризом для экономико-политической элиты. А потом он превращается в проблему: ведь темпы не удерживаются на изначальном уровне, они начинают падать. Снижение темпов экономического роста между 2000–2003 годами – существенный фактор, влияющий на формирование экономической политики.
Важной задачей, которую решало правительство на протяжении последних лет, было проведение набора структурных реформ, необходимых, чтобы придать росту характер устойчивый и долгосрочный.
Собственно, глубокие структурные реформы наше правительство начало проводить в 1992 году. Но тогда большая часть экономико-политической элиты не знала о том, что эти реформы – структурные, точно так же, как мольеровский герой не знал, что он говорит прозой. Однако спустя короткое время, уже в 1997 году, словосочетание «структурные реформы» звучит часто, термин становится популярным, модным. Первый заместитель управляющего директора МВФ С. Фишер, приехавший в ту пору на научную конференцию в Высшей школе экономики, был приятно удивлен тем, что все в России говорят о структурных реформах, все понимают их необходимость для устойчивого экономического роста.
Наиболее энергично претворять в жизнь эти реформы начали в 2000–2001 годах. По ряду важных направлений за эти годы было сделано много полезного. Политические проблемы, связанные со структурными реформами, состоят в том, что последние не дают отдачу в краткосрочной перспективе, они «всего лишь» закладывают базу долгосрочного экономического роста.
В России за последние годы внесены позитивные изменения в уголовно-процессуальное законодательство. Благодаря им сегодня десятки тысяч людей, которые не были осуждены судом, не сидят в тюрьмах. В то же время наша судебная система по-прежнему имеет немало изъянов. И что бы мы сейчас ни делали, проблемы, связанные с ее функционированием, будут оставаться серьезными и острыми и завтра, и послезавтра. Ибо судебная система – это, в первую очередь, кадры и традиции, а радикально изменить их в один момент – скажем, в ночь с сегодняшнего дня на завтрашний – нельзя.
Шаги, сделанные в последние годы для упорядочения частной собственности на землю, крайне важны. Можно спорить, насколько хорош или плох конкретный вариант вступившего в силу закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Но то, что в России частный оборот земли упорядочен и закреплен, справедливо расценивается как важный фактор, способствующий долгосрочному росту российской экономики. Вместе с тем это, по сути, легализация того, что происходило в жизни. А сама по себе легализация не обеспечивает немедленной отдачи.
То же относится ко многим другим мероприятиям – реформе трудовых отношений, пенсионной реформе. Изменения, которые дают отдачу в короткой перспективе (как реформа подоходного налога) – редкое исключение.
Сегодня никуда не деться от реалий политического процесса. А выглядят эти реалии в глазах значительной части элиты и населения примерно следующим образом: правительство втянулось в проведение структурных реформ. Между тем жизнь радикально не улучшается, проблем в российской экономике остается множество. Непросто объяснить: чтобы заложить основы устойчивого роста, нужны преобразования не одиночные, а взаимодополняющие. Если в России будет хорошая налоговая система, но не будет надежно защищенных прав собственности, страна не получит масштабных капитальных вложений, необходимых для устойчивого роста.
Еще одна важная составляющая текущей экономической политики – высокие цены на нефть. Российское правительство четыре года в условиях высоких цен проводило достаточно консервативную и ответственную макроэкономическую политику. Это не может не вызвать уважения. Предшествующий нынешнему период аномально высоких цен на нефть (это 1979–1982 годы, тогда цены на нефть в реальном исчислении были примерно втрое выше, чем в 1999–2002 годах) был отмечен «разжижением мозгов» политического руководства .
Сейчас помог урок кризиса 1998 года. У нашей страны была плохая финансовая репутация, а предстояли платежи по внешнему долгу, рефинансировать их было сложно, – все это дало четыре года ответственной бюджетной политики. К сожалению, способность правительства проводить ответственную макроэкономическую политику при высоких ценах на нефть ограничена.
Обсуждая экономическую политику на 2004–2005 годы, Необходимо  учитывать серьезные риски, связанные с резкими колебаниями цен на нефть, иметь в виду то, что наша страна может столкнуться с продолжительным периодом существенно более низких цен, чем те, которые были характерны для последних четырех лет.
Сейчас России необходимо продолжение ответственной макроэкономической политики и структурных реформ. Нужно избежать паники из-за краткосрочных колебаний темпов роста, в максимальной степени подготовиться к использованию того окна политических возможностей, которое откроется в России весной – летом 2004 года.
О современном экономическом росте и догоняющем развитии Для того, чтобы обсуждать проблемы долгосрочных перспектив России, имеет смысл проанализировать то, как страна развивалась не в течение последних трех или десяти лет, а на длительной исторической дистанции, на протяжении последних двух веков. Если  рассмотреть эволюцию российской экономики на фоне мирового развития последних двух столетий, можно увидеть, что российский душевой ВВП в 1820 году был близок к средним мировым показателям и примерно на том же среднемировом уровне (с учетом точности расчетов) оставался и в 1913 году, и в 2001 году (см. график 1).
График 1 Отношение душевого ВВП России к мировому душевому ВВП в 1820–2001 годах

Источник
: 1. За 1820 и 1913 годы: A. Maddison. The World Economy. A Millenial Perspective.
 2. За 2001 год – расчеты ИЭПП на основе данных A. Maddison.
Причины выбора этих дат объяснить нетрудно. Большинство исследователей относят начало современного экономического роста – процесса резкого ускорения темпов экономического развития, сопровождаемого масштабными сдвигами в структуре экономики и социальных отношениях, к 20-м годам XIX века. 1913 год – это высшая точка развития России в рамках царской империи. 2001 год –максимально приближенная к сегодняшнему дню дата, по которой имеются данные.
Между этими тремя точками российский душевой ВВП отклонялся от среднемирового, но колебания носили достаточно ограниченный характер. Величина дистанции, отделяющей Россию от стран-лидеров мирового экономического развития (в ХIХ веке – Англия, в ХХ веке – Соединенные Штаты Америки) в течение этих двух веков тоже колебалась, но колебания происходили опять-таки в достаточно узком интервале (см. табл. 1).
Таблица 1
Отношение душевого ВВП в России к душевому ВВП стран-лидеров современного экономического роста.*

Годы


1820
1870
1913
1950
2001

Отношение


0,44
0,32
0,28
0,30
0,25
* - 1820-1870 годы – Англия,
1913-2001 годы – США
Источники:
1.  World Development Indicator Database, World Bank, 2002 (данные за 2001 г.).
Сегодня чрезвычайное внимание приковано к успехам экономического развития Китая, достигнутым за последнюю четверть ХХ века. При этом нередко забывают, что именно резкое падение доли Китая в мировом валовом внутреннем продукте было одним из самых серьезных структурных сдвигов в мировой экономике между 1820 годом и 70-ми годами ХХ века. После четверти века динамичного роста доля Китая в мировом валовом внутреннем продукте почти втрое ниже, чем она была в 1820 году.
На этом фоне близость российских показателей к их среднемировым значениям выглядит впечатляюще. Это тем более важно, что на протяжении последних двух веков в мировом экономическом развитии происходили беспрецедентные изменения.
Понятие современного экономического роста ввел в научный оборот замечательный американский экономист русского происхождения, лауреат Нобелевской премии С. Кузнец, относя начало этого процесса к концу ХVIII века. Сейчас большинство исследователей склоняются к тому, чтобы датировать его начало 20-ми годами ХIХ века – периодом, последовавшим за наполеоновскими войнами. Дискуссия о датах не имеет принципиального значения. Что действительно важно – это резкое ускорение темпов роста мировой экономики и душевого ВВП на рубеже ХVIII и ХIХ веков, происходящее на фоне глубоких структурных изменений в занятости, в способе расселения, демографии.
В регионе, который на протяжении предшествующего тысячелетия развивался аномально быстро, – в Западной Европе, на удвоение душевого ВВП в период, предшествующий современному экономическому росту, потребовалось восемь веков (примерно с 1000-го по 1800 год). В Соединенных Штатах Америки, лидере современного экономического роста в ХХ веке, среднегодовые темпы роста продуктивности на протяжении последних двух веков составляли около 2%. Это означает, что на протяжении жизни одного поколения (75 лет) душевой валовой внутренний продукт увеличивался более чем в 4 раза.
Масштабные и взаимосвязанные структурные изменения происходили в странах с разными культурными традициями, различным уровнем ресурсной обеспеченности, неодинаковым географическим положением. Казалось бы, понимание этих общих, выстроенных по сходным сценариям, связанных с экономическим развитием процессов дает в руки исследователю, занимающемуся долгосрочной динамикой роста, мощный инструмент для анализа и прогнозирования.
 Резкое расширение возможностей современного государства на фоне роста благосостояния позволило радикально увеличить долю государственных изъятий в валовом внутреннем продукте в ХХ веке. Между 1910–1970 годами представление о безграничности возможностей наращивания государственной нагрузки на экономику стало почти общепринятым в финансовой литературе.
Начиная с 70-х годов ситуация радикально меняется. Выясняется, что в наиболее развитых государствах при выходе норм налогообложения на уровень, близкий к 50% ВВП, возникают серьезные проблемы, связанные с политической мобилизацией налогоплательщиков, распространением теневой экономики, замедлением экономического роста, утратой международной конкурентоспособности.
С точки зрения сегодняшнего дня, очевидно, что сам процесс выхода норм налоговых изъятий с уровней, характерных для аграрных обществ (примерно 10% ВВП), на уровень, доступный высокоразвитым постиндустриальным экономикам (30–50% ВВП), носил переходный характер. Прогнозировать развитие этого процесса до его завершения было практически невозможно.
То, что современный экономический рост является незавершенным, продолжающимся процессом, причем процессом, для которого характерны быстрые и радикальные смены доминирующих тенденций, существенно осложняет использование выявленных закономерностей для прогнозирования развития событий в странах-лидерах, идущих в авангарде экономического развития человечества. Однако страны-лидеры, те, кто начал экономический рост в первые десятилетия ХIХ века, занимают здесь совсем не то положение, что государства, в которых современный экономический рост и связанные с ним социально-экономические изменения начались позже. Опыт первых – лидеров – позволяет делать важные выводы о проблемах и тенденциях, с которыми вторые – страны догоняющего развития – столкнутся в будущем.
Значение опыта лидеров для стран догоняющего развития состоит не в том, чтобы его слепо копировать, а в том, чтобы понимать стратегические проблемы, с которыми придется сталкиваться; чтобы в ходе выработки национальных стратегий развития минимизировать риски, не повторять чужих ошибок.
Если сравнить сегодняшний душевой ВВП России с душевым ВВП стран-лидеров экономического роста, то можно увидеть размеры отделяющей нас дистанции (см. табл. 2).
Таблица 2 Годы, в которые душевой ВВП в странах-лидерах современного экономического роста равнялся российским показателям 2001 года

Страны


Годы


США
1935
Австралия
1936
Канада
1941
Новая Зеландия
1948
Англия
1934
Швеция
1944
Германия
1953
Франция
1951
Италия
1959
Источник: 1. ВВП на душу населения в России за 2001 года – данные из World Development Report, World Bank, 2003, приведенные к долларам Geary-Khamis 1990 года.
2. Данные по душевым ВВП остальных стран — см. A. Maddison. Monitoring the World Economy 1820–1992, OECD 1995.
Точность расчетов душевого ВВП в паритетах покупательной способности достаточно ограничена, и обсуждать результаты таких сопоставлений необходимо с большой осторожностью. Но в целом данные, содержащиеся в табл. 2, показывают, что дистанция, отделяющая Россию от стран-лидеров, составляет сегодня примерно от 40 до 60 лет.
Сравним эволюцию российского ВВП, происходившую в течение длительного периода времени, с эволюцией ВВП крупных стран континентальной Европы (Франции, Германии). Эти страны имеет смысл взять за точку отсчета, оценивая дистанцию, отделяющую Россию от лидеров: так же, как и Россия, они оказались втянутыми в ХХ веке в две мировые войны на их территории; искажающее влияние этих войн на их развитие имеет сходство с влиянием тех же войн на Россию.
Таблица 3 Отставание России по уровню душевого ВВП от Германии и Франции (лет)

Страны


Годы


1870


1913


1950


2001


Франция
» 60
63
46
50
Германия
» 60
63
55
48
Источники:
1. Данные о душевом ВВП за 1870–1950 годы – см. A. Maddison. Monitoring the World Economy 1820–1992. Development Center Studies, OECD, 1995.
2. Данные о душевом ВВП за 2001 год – см. World Development Report 2003. The World Bank. Данные приведены к долларам Geary-Khamis 1990 года.
3. Применительно к России душевой ВВП до 1913 года – Российская империя в границах СССР, для 1950 года – СССР, для 2001 года – Российская Федерация.
Содержащиеся в табл. 3 данные показывают, что отставание России от Германии, Франции по душевому ВВП было достаточно стабильным на протяжении примерно полутора веков.
Речь идет не о случайных, вырванных из контекста данных о душевом валовом внутреннем продукте России, Франции и Германии. С этими изменениями были связаны и другие важные структурные изменения национальных экономик.
Табл. 4, содержащая данные о динамике доли городского населения России, Германии и Франции на протяжении последних двух веков с лагом в 50 лет, показывает сходную картину эволюции этого показателя – Россия отстает примерно на два поколения (50 лет).
Таблица 4
Доля городского населения в общей численности населения в Германии, Франции и России, с лагом 50 лет (%)

Страны


Годы


1850 – Россия
1800 – Германия, Франция.


1910 – Россия
1850 – Германия, Франция


1950 – Россия
1910 – Германия, Франция


2000 – Россия
1950 – Германия, Франция


Россия
7
14
44,7
77,7
Германия
9
15
49
71,9
Франция
12
19
38
56,2
Источник:
1. За 1800-1900 годы - источник: P.Bairoch, Cities and economic development: from the dawn of history to the divsent, Chicago, 1988
2. За 1950-2000 годы - источник: база данных ООН
Табл. 5 и 6 демонстрируют сходные структурные перемены в занятости. При этом более быстрое сокращение занятости в сельском хозяйстве России, по всей видимости, связано со специфическими чертами социалистической модели индустриализации.
Таблица 5
Доля занятых в сельском хозяйстве в общей численности экономически активного населения в Германии, Франции и России, с лагом 50 лет (%)

Страны


Годы


1900 – Россия,
1850 – Германия, Франция.


1950 – Россия,
1900 – Германия, Франция


2001 – Россия,
1950 – Германия Франция


Россия
59,11 (1897)(*)
45,83 (1959)
10,02
Германия
-
36,84 (1907)
23,63
Франция
51,72 (1856)
41,43 (1901)
24,06
* - В скобках указан год, для которого рассчитан соответствующий показатель (наиболее близкий к требуемому году из имеющихся данных).
Источник:
1. B.R.Mitchell, International Historical Statistics 1750-1993, Macmillan Reference LTD, 1998
2. Groningen Growth&Development Center Sectoral database
3. Экономическая активность населения России, 2002. Госкомстат России.
Таблица 6
Доля занятых в промышленности в общей численности экономически активного населения в Германии, Франции и России, с лагом 50 лет (%)

Страны


Годы


1900 – Россия,
1850 – Германия, Франция.


1950 – Россия,
1900 – Германия, Франция


2001 – Россия,
1950 – Германия Франция


Россия
13,87 (1897)(*)
40,27 (1959)
24,97
Германия
-
33,84 (1907)
35,21
Франция
23,30 (1856)
26,53 (1901)
26,82
* - В скобках указан год, для которого рассчитан соответствующий показатель (наиболее близкий к требуемому году из имеющихся данных).
Источник:
1. B.R.Mitchell, International Historical Statistics 1750-1993, Macmillan Reference LTD, 1998
2. Экономическая активность населения Россиии, 2002. Госкомстат России.
Здесь рассматриваются траектории развития стран на протяжении двух веков, в эпоху быстрых масштабных социально-экономических изменений. Для России этот период включал две революции, крах двух империй, две мировые и одну гражданскую войны, крупнейший в мировой истории социально-экономический эксперимент, который назывался «социализм», и его крушение. Тем не менее, на протяжении этих веков дистанция по уровню развития между Россией и крупнейшими странами континентальной Европы оставалась достаточно стабильной и составляла примерно два поколения (50 лет). Начав современный экономический рост примерно на два поколения позже, чем он начался в Западной Европе, в 80-х годах ХIХ века, Россия сохраняла сложившуюся дистанцию. Разумеется, из этого нельзя сделать вывод о том, что соответствующий лаг задан и навсегда останется таким же. Но анализ развития социально-экономических процессов на протяжении последнего полувека в странах-лидерах экономического роста оказывается явно полезным для оценки долгосрочных перспектив России.
Если принять гипотезу, что дистанция, существовавшая на протяжении полутора веков, сохранится и дальше, то через 50 лет уровень жизни, стиль жизни, структура занятости, инфраструктура в России будут примерно такими же, какими они являются сегодня во Франции или Германии. Это предполагает рост душевого ВВП темпами, близкими к 2% в год, то есть то, как развивалась мировая экономика на протяжении последнего полувека. Если российская экономика на протяжении ближайших десятилетий будет развиваться так же, как она растет сегодня, то есть темпами, близкими к 4% в год, эту дистанцию можно пройти за 25 лет, что было бы, конечно, замечательным результатом.

   Современный экономический рост и стратегические перспективы социально-экономического развития России. Понимание масштабов расстояния, которое на протяжении длительного времени продолжает отделять Россию от стран-лидеров, нужно не для манипуляций цифрами роста и создания прогнозов на этой основе. Необходимо оно, во-первых, чтобы представить себе, в чем российское развитие отличалось в прошлом и, видимо, будет отличаться в дальнейшем от развития стран-лидеров. И, во-вторых, с какими структурными проблемами нашей стране придется столкнуться на следующих этапах экономического роста.
Первое, в чем российское развитие по набору важнейших социально-экономических характеристик отличалось от траектории развития лидеров – это демографическая динамика (см. табл. 7).
Таблица 7 Доли стран в мировом населении (%)

Страны


Годы


1900


1950


2000


2050


Россия
4,31
4,03
2,34
1,04
США
4,63
6,26
4,55
3,96
Япония
2,67
3,32
2,04
1,09
Англия
2,33
2,01
0,95
0,59
Франция
2,46
1,66
0,95
0,62
Китай
24,24
22,01
20,47
14,59
Источник:
1.  Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the UN Secretariat, World Population Prospects: The 2000 Revision and World Urbanization Prospects: The 2001 Revision.  (для 2050 г. умеренный прогноз).
2. Население России за 100 лет (1897–1997), Госкомстат России, Москва, 1998.
Само по себе снижение доли России в численности населения земного шара – явление не уникальное. Неуклонно снижались на протяжении последнего века также доли стран-лидеров, не являющихся иммигрантским странами. Так в чем же наше отличие? В том, что Россия, начавшая современный экономический рост на два поколения позже лидеров и быстро наращивавшая свою долю в мировом населении в начале ХХ века, должна была, при инерционном развитии событий, иметь к концу ХХ века удельный вес существенно больший, нежели тот, который она имеет сейчас.
То, что произошло в России, было связано как с крупномасштабными социальными катастрофами (две мировые войны, гражданская война, коллективизация, репрессии), так и со спецификой социалистической модели индустриализации.
Данные, содержащиеся в табл. 8, позволяют сделать вывод, что специфика социалистической модели индустриализации предполагала необычно раннее вовлечение женщин в занятость вне домашнего хозяйства. Уже в 1950 году доля женщин в общем числе занятых в России была выше, чем она будет во Франции и Германии к 2000 году, то есть на стадии развитого постиндустриального общества. Процесс вовлечения женщин в занятость влечет за собой параллельный процесс сокращения числа рождений, приходящихся на одну женщину. Данные табл. 9 показывают, как этот процесс развивается в России, Германии, Франции и Испании. С точки зрения последовательности развития демографических процессов, связанных с современным экономическим ростом, падение среднего числа рождений на одну женщину начинается в России примерно на два поколения раньше, чем в странах-лидерах.
Таблица 8
Доля женщин в общей численности экономически активного населения (%)

Страны


Годы


1900(1)


1950(2)


2000(2)


Германия


30,7(1907)
38,9
42,3

Россия


16,4(1897)
51,5
49,2

Франция


35,3(1901)
31,8
45,1
* - В скобках указан год, для которого рассчитан соответствующий показатель (наиболее близкий к требуемому году из имеющихся данных).
Источник:
1. Рассчитано по: B.R.Mitchell, International Historical Statistics 1750-1993, Macmillan Reference LTD, 1998.
2. Рассчитано по сведениям United Nations Common Database, Economically active population by sex, 13 age groups.
Таблица 9 Среднее число рождений на одну женщину

Страны


Годы


1950–55


1975–80


1995–2000


Германия


2,16
1,52
1,34

Испания


2,57
2,57
1,19

Россия


2,85
1,94
1,25

Франция


2,73
1,86
1,76
Источник: база данных ООН
Статистика рождаемости искажается в результате влияния демографических волн, порожденных мировыми войнами. Данные С. Захарова по числу рождений, приходящихся в России на одну женщину по реальным возрастным когортам, приведенные в табл. 10, и построенный на их основе график 2 показывают связь траектории демографического перехода с социалистической моделью индустриализации.
График 2

Источник
: Захаров С.В., «Рождаемость в России: первый и второй демографический переход»/ «Демографическая модернизация, частная жизнь и идентичность в России», тезисы докладов научной конференции, Москва, 27-28 февраля 2002 г. М., ЦДЭЧ РАН, 2002, стр. 19–26.
Таблица 10

Итоговая рождаемость реальных и условных поколений в России* (женские поколения 1841–1970 гг. рождения, календарные годы – 1896–2000)

Годы  рождения
женщин


Итоговая рождаемость реальных поколений


Календарные годы**


Итоговая рождаемость условных поколений


1841-1845
6,84
1846-1850
6,90
1851-1855
7,08
1856-1860
7,11
1861-1865
7,12
1866-1870
7,20
1896-1900
7,30
1871-1875
6,96
1901-1905
7,12
1876-1880
6,85
1906-1910
7,17
1881-1885
6,20
1911-1915
6,30
1886-1890
5,49
1916-1920
5,23
1891-1895
5,50
1921-1925
6,16
1896-1900
5,23
1926-1930
6,38
1901-1905
4,59
1931-1935
4,51
1906-1910
3,66
1936-1940
4,74
1911-1915
2,82
1941-1945
2,60
1916-1920
2,46
1946-1950
2,89
1921-1925
2,25
1951-1955
2,86
1926-1930
2,20
1956-1960
2,67
1931-1935
2,15
1961-1965
2,33
1936-1940
2,01
1966-1970
2,03
1941-1945
1,91
1971-1975
2,01
1946-1950
1,85
1976-1980
1,93
1951-1955
1,89
1981-1985
2,02
1956-1960
1,87
1986-1990
2,08
1961-1965
1,71***
1991-1995
1,48
1966-1970
1,56***
1996-2000
1,23
*Итоговая рождаемость для условных поколений. Источник: Андреев Е.М., Дарский Л.Е., Харькова Т.Л. Демографическая история России: 1927-1959. М.: «Информатика», 1998. С.166,
 Блюм А., Захаров С.В. Демографическая история СССР и России в зеркале поколений. //Население и общество. Информационный бюллетень ЦДЭЧ ИНП РАН. №17. 1997. Перепечатано: Мир России, Т.4, 1997. С.3-11; Энергия, №2, 1998. С.42-46.)
** Календарные годы соответствуют годам достижению возраста 30 лет когортами, указанными в левой части таблицы.
*** Предварительная оценка.
Еще один фактор, который обусловил снижение доли России в общей численности населения земного шара, также связан с социалистической моделью индустриализации. Как показывают данные табл. 11, до середины 60-х годов отмечалось постепенное сближение показателей продолжительности жизни в России и в странах-лидерах современного экономического роста. С середины 60-х годов этот процесс прекращается. Устойчивость показателей продолжительности жизни в России на фоне нарастания дистанции по отношению к лидерам на протяжении почти 40 лет – очень необычный в мировой демографической истории процесс.
Таблица 11 Средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении (лет)

Страны


Годы


1950


1960


1970


1980


1990


2000


Россия
64,5
67,9
69,7
68,3
66,9
66,1
США
68,9
70,0
71,5
74,0
74,9
76,2
Япония
63,9
69,0
73,3
76,9
79,5
80,5
Англия
69,2
70,8
72,0
74,0
76,4
77,2
Франция
66,5
71,0
72,4
74,7
77,5
78,1
Германия
67,5
70,3
71,0
73,8
76,2
77,4
Источник: Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the United Nations Secretariat, World Population Prospects: The 2000 Revision and World Urbanization Prospects: The 2001 Revision
Социальная сфера и экономика


В ХХ веке в мире шло быстрое увеличение доли расходов расширенного правительства в валовом внутреннем продукте.
Именно на этом фоне формировались современные системы социальной защиты и организации социальных отраслей. Этот процесс начался в 80-х годах ХIХ века в Германии и в основном завершился в странах – лидерах современного экономического роста к середине 30-х годов. Достройка этой системы происходила после Второй мировой войны в 50-е годы. Социальная среда в период ее формирования радикально отличалась от той, которая характерна для постиндустриального общества. Общество еще было молодым. Доля старших возрастных групп, на которые распространялись пенсионные права, была ограниченной. Большая часть лиц, имеющих право на пенсию, продолжала работать. Пенсионная система, по сути, была страховкой на риск дожития до нетрудоспособности. В 30-х годах XX века, когда возникает государственная пенсионная система в США, доля лиц в возрасте старше 65 лет составляла лишь 9,7%. В послевоенный период начинается процесс быстрого старения населения, и доля эта возрастает в 2–3 раза. Процесс носит долгосрочный характер, он будет продолжаться и дальше.
Системы социальной защиты формировались в условиях, когда возможности наращивания налоговых доходов казались неограниченными, а обязательства были скромными. В результате возникали структуры, которые на десятилетия закладывают растущие обязательства. Пока удавалось наращивать налоговые поступления, это противоречие можно было игнорировать. Но к 70-м годам XX века обозначаются пределы налоговых изъятий, существующие в условиях постиндустриального общества.
Еще один фактор, наложивший отпечаток на формирование социальных обязательств в 50-е годы: это был период аномально высоких темпов экономического роста, компенсировавший их падение в 1913–1950 годах. С середины же 70-х годов XX века, по исчерпании резервов компенсаторного роста, мировая экономика начинает расти медленнее.
Формирование систем социальной защиты происходит под влиянием таких факторов, как молодое население, быстрый рост налоговых возможностей и аномально высокий экономический рост. Потом выясняется, что такого благоприятного сочетания нет. Отсюда ключевой конфликт постиндустриального общества – противоречие между пределами возможностей государства мобилизовывать доходы и системой быстро растущих социальных обязательств. Именно этот конфликт определяет наиболее острые социальные и экономические проблемы стран-лидеров на протяжении последних тридцати лет.
Трудный путь перемен Сегодня российское общество сталкивается с тяжелыми проблемами, связанными с тем, что у нас молодая демократия. Демократия, не опирающаяся на традиции, – нестабильна, в ней заложена серьезная угроза эволюции в сторону авторитарного режима или «закрытой демократии». Но одновременно молодая демократия – это период значительной свободы маневра, состояние, когда можно сделать многое из того, что будет исключено через 20 лет. То, как политическая элита распорядится этим окном возможностей в ближайшие 10 лет, будет определять траекторию развития России на предстоящие полвека.
Наша задача на ближайшие перспективы – не искать лучший мировой опыт и пытаться сконструировать из него идеальные устройства для развития России в постиндустриальную эпоху. Задача – четко знать наши реалии, понимать, что у нас будет, а что не будет работать, отслеживать проблемы, стоящие перед страной, и решать их не в последний момент, а заблаговременно.
То, что нам нужно, – это не бегать ни с кем наперегонки, а научиться устойчиво развиваться в условиях меняющегося постиндустриального мира, не ввязываясь в войны, избегая внутренних смут. Научиться извлекать уроки из своих и чужих ошибок. Избавиться от стиля, характерного для нашей страны с начала XVIII века, когда за рывком следуют застой и кризис. Научиться развиваться, используя не столько инструменты государственного принуждения, сколько частные стимулы и инициативу. Сделать это гораздо труднее, чем на короткий срок подстегнуть темпы экономического роста. Для этого нужна тяжелая, последовательная и не приносящая немедленных политических дивидендов работа. Но именно такая политика является ответственной.

   

Экономический рост в России в первом квартале 2004 года.   Экономический рост в России в первом квартале 2004 года по данным министерства экономического развития и торговли России оказался достаточно высоким и составил 8%. Во многом это связано с благоприятной конъюнктурой на мировом рынке энергоносителей, однако эксперт отмечает, что исходя собственно из цены на нефть рост мог быть и выше.
   Как заявил в интервью Би-би-си председатель попечительского совета института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин, "экономический рост впечатляющий, но нужно учитывать, что в первом квартале этого года было на два рабочих дня больше, чем в первом квартале прошлого года. И экономический рост, пересчитанный по дням, немного ниже".
   "Впечатляющие" показатели роста ВВП во многом связаны с высокими ценами на традиционный российский экспорт - нефть и газ.
   "При таких безумных ценах на нефть нефтяная экономика, естественно, чувствует себя неплохо", - считает Делягин.
   По оценкам министерства экономического развития и торговли России в первом квартале средняя цена на нефть сорта Urals (российская экспортная смесь) превысила 29 долларов за баррель, что примерно соответствует уровню прошлого года.
   Эксперты уже сравнительно давно связывают "русское экономическое чудо" в период президентства Владимира Путина с последствиями девальвации рубля в 1998 году и удачной ситуацией на рынках традиционного российского экспорта после 2000 года.
   В итогам первого квартала положительное сальдо российской внешней торговли выросло и составило почти 19 млрд. долларов.
   По словам Делягина, "даже странно, что экономический рост именно такой, потому что если исходить из цены на нефть, экономический рост должен был быть существенно выше".
   "Вероятно, вступили в действие силы трения, связанные с незащищенностью собственности, произволом монополий, массовой нищетой", - полагает эксперт.
   В дальнейшем Делягин ожидает некоторого снижения темпов экономического роста даже при сохранении высоких цен на нефть из-за нерешенности структурных проблем в российской экономике.
   "При сохранении цен на нефть на уровне 30-32 доллара за баррель они будут на уровне прошлогодних, а если цен на нефть будет ниже, то можно говорить о 5,5% экономического роста".

3.

Заключение

В своей работе я попыталась привести и проанализировать некоторые   характеристики экономического роста и данные по экономическому росту России и зарубежных стран.
После проведенной мною работы, я могу сделать следующие выводы:
1)  Под экономическим ростом понимают увеличение объемов товаров и услуг, созданных за определенный период.
2)  Экономический рост можно определить как рост реального ВНП или рост реального ВНП на душу населения. Он обеспечивает прирост производства, используемый для решения внутренних и международных социально-экономических проблем.
3) Экономический рост определяется следующими факторами: природные ресурсы, трудовые ресурсы, капитал, технологии.
4) При экстенсивном экономическом росте достигается сокращение уровня безработицы, достижения полной занятости, которая позволяет увеличить темпы роста. Но это явление временно, т.к. состояние полной занятости не может восполняться ежегодно и на следующий год темп роста будет такой же.
5) Экстенсивный путь развития носит застойный характер, фактически нет технического прогресса, морально и физически изнашиваются производственные основные фонды, снижается фондовооруженность работников.
6) Интенсивный тип экономического роста ведет к качественному обновлению всего процесса расширенного производства и является наиболее перспективным.
7)  Государство может играть значительную роль в экономическом росте при правильной налоговой политике и политике инвестирования.
8)  В последние годы в качестве условия и результата экономического роста все чаще рассматривается система социальных результатов.
9)  Нынешний экономический рост в России носит восстановительный характер.
10)  Российское развитие по набору важнейших социально-экономических характеристик отличается от траектории развития лидеров, прежде всего,  демографической динамикой.
11) Сейчас задача России, на мой взгляд, состоит в том, чтобы  научиться устойчиво развиваться в условиях меняющегося постиндустриального мира, не ввязываясь в войны, избегая внутренних смут, научиться извлекать уроки из своих и чужих ошибок.

4. Список использованной литературы: 1) «Экономический рост и человеческий фактор».// «Независимая» 7 апреля 2004 г. стр 2-10
2) «Курс экономической теории», под редакцией Чепурина М. Н., Киселевой Е. А./ “АСА”- Киров, 1999.-стр. 98-112.
3) Агапова. Т.А., Серегина  С.В. Макроэкономика. Учебник под редакцией профессора, д.э.н. Сидоровича  А.В 2-е издание, переработанное и дополненное – М: Издательство «Дело и Сервис», 2002 г. стр. 139-156.
4) Алферова Л. А., Мезенцева Н. С. Экономика. Учебное пособие. – Томск: Томский межвузовский центр дистанционного образования, 2000, -стр. 110 – 113.
5) Васильчук Е.  «Спрос населения подхлестывает рост экономики»//"Российская Бизнесс-газета". №25. стр. 4-7.
6) Гайдар Е.  «Аномалии экономического роста». // «Вопросы экономики».- 1999 г. - № 12. стр. 12-39
7) Дагаев А. А.  «Экономический рост и глобализация технологического развития». // «Менеджмент в России и за рубежом». – 2001 г. № 1. – стр.24-37
8) Завьялова В. «Эксперты ждут роста».// «Финанс.».-№ 16 (57) 26 апреля – 6 мая. стр. 3-9.
9) Нестеренко А. Экономический рост на основе институциональных изменений. // Вопросы экономики. -2000- № 7-С. 20-26.
10) Популярная экономическая энциклопедия/ Гл. ред. А. Д. Некипелов. – М.: Большая российская энциклопедия, 2001. стр. 311-313.
11) Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА, 2003. – стр. 282-299.
12) Скугорев Ю. «Реформа предприятий – залог экономического роста».// «Экономика и жизнь», выпуск N 14, 6-12 апреля 1998 г. стр. 9-13.
13) Экономическая теория: Учебник для вузов / Под ред. проф. И. П. Николаевой. – М: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – стр. 279-293.
14) Ермишин П. Г. , Основы экономической теории: - М.:Издательство БЭК, 2002. – стр. 158-169.
15) Нуреев Р. М. Основы экономической теории: Макроэкономика, Учебник для ВУЗов. – М.: - Высшая школа, 1999. – стр. 137-188.
16) Соколов И. Динамика ВНП в основных группах стран // Российский экономический журнал – 1998, №19, - стр. 17-24.
17) Блюм А., Захаров С.В. Демографическая история СССР и России в зеркале поколений. //Население и общество. Информационный бюллетень ЦДЭЧ ИНП РАН. №17. 1997. Перепечатано: Мир России, Т.4, 1997. С.3-11; Энергия, №2, 1998. С.42-46.)
18)   Захаров С.В., «Рождаемость в России: первый и второй демографический переход»/ «Демографическая модернизация, частная жизнь и идентичность в России», тезисы докладов научной конференции, Москва, 27-28 февраля 2002 г. М., ЦДЭЧ РАН, 2002, стр. 19–26.


Приложения:

Рис.1.
Динамика ВВП (Y), основных фондов (K)
и численности занятых (L) в экономике в целом
                       1989 г. = 100

Рис. 2.
Динамика темпов Y, K и L в экономике
в целом
                       % за год