avangard-pressa.ru

Реферат Джордж Оруелл 1984

Украинский Государственный Морской Технический Университет имени адмирала Макарова

Кафедра социально-гуманитарных дисциплин

Джордж Оруэлл. «1984»

Реферат студента 562 группы Петриченко И. В.

Научный руководитель:
Шаповалова И. В.












Николаев - 1999

План реферата

1 Введение 3

2 Краткое содержание романа «1984» 5

3 Политологические прогнозы Джорджа Оруэлла 7

2.1 “Война – это мир”. Геополитический прогноз 7

2.2 “Правда - это ложь”. Прогноз о системе власти тоталитарного государства 9

2.3 “Свобода-это рабство”. Технологии подчинения личности 14

4 Значение романа “1984” в современных условиях 17

1Введение

Роман Джорджа Оруэлла “1984” - это антиутопия, которая приобрела мировую известность. Несмотря на художественную форму изложения романа, ему было посвящено большое количество серьезных научных исследований, рассматривающих его с философских, социологических, политологических позиций. Влияние романа можно проследить как в искусстве и литературе, так и в общественных науках второй половины ХХ века.

Вместе с политической сатирой “Скотный двор”, роман “1984” был важным этапом выбора западной интеллектуальной элитой направления развития цивилизации. Он в концентрированном виде содержал ответы на основные политические и философские вопросы, которые в 30-х - 40-х годах решало для себя “все прогрессивное человечество”: отношение к социализму, фашизму, опасность тоталитарного общества, дальнейшие пути развития демократии. Так как действие произведения разворачивается в 1984 году, который на момент написания книги был будущим, отстоящим на 35 лет вперед, автор имел возможность предсказать глобальные геополитические проблемы нашего времени - скрытое противостояние сверхдержав, прорывающееся в кровавых локальных конфликтах, деление мира на сферы влияния, при котором целые народы оказываются разменной монетой.

Для изложения своих позиций Джордж Оруэлл выбрал художественную форму социально-фантастического романа, романа-антиутопии. В произведении описаны несколько месяцев из жизни Винстона Смита - рядового члена общества, которое построено по принципам “ангсоца” (“английского социализма”) в вымышленной сверхдержаве Океании, в 1984 году. Прототип социалистического общества будущего просматривается довольно прозрачно - это Советский Союз 30-40-хх годов. Усатый лидер “Старший Брат”, привилегированные “вышестоящие товарищи” из “внутренней партии”, “полиция мысли”, большие чистки, “трудовые лагеря”, истерический поиск внутренних врагов, направляемых мифическим предателем Гольдштейном-Троцким, мрачная атмосфера всеобщей подозрительности, нищенский быт - хорошо знакомые элементы сталинской диктатуры. Вместе с тем технологии управления обществом и подавления инакомыслия получают в книге дальнейшее развитие, для слежки и “оболванивания” используются более изощренные технические средства, манипулирование информацией в огромных масштабах делает невозможным даже возникновение недозволенных мыслей. Драматично и географическое место действия романа - “Военно-воздушная зона № 1”, безликая провинция огромной тоталитарной Океании, - это бывшая Великобритания. Автор показывает, что даже этот оплот европейской демократии, имеющий многовековые традиции политических свобод, не сдавшийся ни внешнему, ни внутреннему фашизму, может за 35 лет превратиться в мрачную гигантскую тюрьму, если люди утратят бдительность.

Художественная форма не только не мешает осмыслению позиции автора, но, наоборот, придает прогнозам Оруэлла убедительность и рельефность, позволяет до мельчайших подробностей изложить политические и политологические аргументы. Позиция автора предельно ясна - тоталитаризм представляет опасность для человечества. Лишение человека свободы, как личной, так и политической не может быть оправдано никакими идеалами.

В данном реферате роман “1984” будет рассмотрен с политологической точки зрения, то есть будет сделан акцент на властных структурах описываемого Оруэллом государства, на взаимодействии гипотетических государств будущего, на способах формирования и исполнения политических решений в данной системе управления обществом.

В рассмотрении Оруэллом феномена тоталитаризма логично выделить три уровня рассмотрения проблемы. Первый - внешнеполитический, или, точнее, геополитический, на котором автор рассматривает взаимную вражду и взаимную поддержку тоталитарных сверхдержав. Затем уровень государства, подробно описывающий структуру общества и технологии власти Океании. И, наконец, микро уровень отдельной личности, конфликт системы подавления и человека, желающего сохранить остатки личной свободы.

В последующих разделах реферата будут подробно рассмотрены эти три аспекта произведения Джорджа Оруэлла.

2Краткое содержание романа «1984»

Действие романа Джорджа Оруэлла разворачивается в 1984 году в городе Лондоне, принадлежащем Военно-воздушной Зоне № 1, бывшей Великобритании. Военно-воздушная Зона – это провинция огромного государства Океания, занимающего треть земного шара. Океания находиться в состоянии перманентной войны с двумя другими сверхдержавами – Евразией и Остазией.

Роман написан в 1949 году и события, произошедшие после этого года в мире Оруэлла, значительно отличаются от реальной истории. В 50-х годах в этом мире разразилась атомная война, приведшая к переделу мира, однако она не привела к полному уничтожению цивилизации, а лишь столкнула весь мир в яму тоталитарного правления. Все три сверхдержавы этого мира построены на трех разновидностях коммунизма. В Океании официальная идеология – английский социализм, сокращенно «ангсоц». Он утвердился в стране после социалистической революции 60-х годов. Руководит страной безымянный диктатор «Старший Брат».

Главный герой романа - Уинстон Смит. Формально он принадлежит к правящей партии и работает в одном из четырех управляющих страной министерств – Министерстве Правды. Он пользуется некоторыми привилегиями по сравнению с массами простых рабочих - «пролов» и выполняет интеллектуальную работу для режима – подтасовывает факты в газетах и книгах. Фактически же Смит угнетается даже больше «пролов», так как реально власть принадлежит не таким, как он, простым членам «внешней» партии, а номенклатуре «внутренней партии», к которой Смит не принадлежит. Его поступки очень жестко контролируются полицией мысли. Каждый час жизни Уинстона расписан, работа поглощает большую часть времени, после работы он обязан участвовать в кружках и походах. В короткие минуты отдыха в убогой квартирке, за ним постоянно наблюдает «телекран» - телевизор двустороннего действия.

Но Уинстон еще не превратился полностью в винтик системы. Он смутно осознает необходимость борьбы за остатки личной свободы. Вначале он спонтанно совершает недозволенные поступки, начинает вести дневник, где выражает свое недовольство режимом, заводит строго запрещенные романтические отношения с другим членом партии – девушкой Джулией.

Затем он приходит к мысли принять участие в организованной борьбе против режима. Он обращается к члену внутренней партии О’Брайану, который, по мнению Винстона, связан с подпольным сопротивлением . Тот записывает Уинстона и Джулию в так называемое «Братство» и передает им запрещенную книгу, в которой разоблачается преступная внешняя и внутренняя политика вождей «ангсоца». Однако О’Брайан оказывается сотрудником полиции мысли. Смита и его любовницу арестовывают и подвергают пыткам. Под действием чудовищных пыток сознание Винстона изменяется, он отрекается от Джулии, от своего желания бороться с режимом «ангсоца» и даже чувствует любовь к ненавистному вождю «Старшему Брату». После «перевоспитания» Винстона выпускают на свободу в качестве ужасного примера для других недовольных. Однако судьба его предрешена, – с ним должно произойти то же, что и с другими политзаключенными. Вслед за моральной смертью должен последовать повторный арест и «распыление» - физическое уничтожение.

3Политологические прогнозы Джорджа Оруэлла

Как уже было сказано выше, для удобства рассмотрения можно разделить ряд политологических прогнозов Джорджа Оруэлла, данных в романе “1984”, на три уровня. Первый - уровень глобальных геополитических прогнозов, второй - уровень общих прогнозов по структуре государственной власти, третий- уровень взаимодействия государства с отдельной личностью.

Произведение написано в виде повествования от первого лица, что наложило определенные рамки на способ изложения Оруэллом своих идей. Взаимодействие человека и системы власти передано в виде личного опыта главного героя. Структура и функции государства и международное положение известны главному герою лишь поверхностно, несмотря на то, что по сюжету он является членом руководящей партии и сотрудником «министерства правды», отвечающего за средства массовой информации. Дело в том, что манипулирование информацией возведено в Океании в ранг государственной политики и никто, кроме правящей верхушки, не может ничего знать определенно о внутренней и внешней политике. Поэтому Оруэллу приходиться использовать прием «книги в книге». К главному герою попадает «книга» мифической организации сопротивления, в которой разоблачается политика режима «ангсоца». На страницах этой крамольной книги Оруэлл излагает глобальные идеи о государственной власти Океании, которые герой романа не смог бы осознать самостоятельно.

Важным источником информации по технологиям манипулирования сознанием служит также приложение к роману, в котором описывается «новояз». «Новояз» - это переработанный английский язык, с помощью которого правители Океании хотели исключить возможность высказывания или осознания нелояльных режиму идей. В приложении описывается структура и цели создания этого гипотетического языка.

В следующих подпунктах политологические прогнозы Оруэлла рассмотрены более детально по трем основным направлениям.

    1. “Война – это мир”. Геополитический прогноз

В мире романа после Второй Мировой Войны и небольшого мирного периода в 50-х годах начинается атомная война между бывшими союзниками. В результате континентальная Европа отходит к СССР, в Великобритании и США происходят социалистические революции.

Возможность такой войны исторически обоснована. Слишком разные интересы были у союзников антигитлеровской коалиции, которые объединились только перед лицом фашистской агрессии. Варианты дальнейшего вооруженного передела мира после победы над Германией рассматривались и Сталиным, и Черчиллем, и Рузвельтом. Военная машина Красной Армии, набравшая к концу войны небывалую мощь, могла «освободить» всю Европу, и только открытие второго фронта заставило Сталина ограничиться лишь восточной ее половиной. Союзники, в свою очередь, были не прочь добить «коммунистическую заразу».

После войны действительно родились две сверхдержавы – СССР и США, и к началу 50-х они обладали атомным оружием и между ними шла борьба за мировое господство. Но в реальном мире атомные арсеналы выросли слишком быстро, сделав невозможной победу в атомной войне. К тому же смерть Сталина привела к некоторой разрядке, и атомной войны 50-х не случилось. Но можно вспомнить Карибский кризис, едва не приведший к ядерной войне 60-х.

Не произошли в реальном мире и социалистические революции в капиталистических странах в шестидесятых годах. Но именно в эти годы на Западе проходили крупные забастовки, студенческие волнения, создавались ультралевые террористические организации. Местные коммунисты и социалисты развивали бурную пропагандистскую деятельность на деньги Советского Союза. Так что вариант истории Оруэлла и здесь кажется обоснованным и логичным.

В целом геополитическая карта Оруэлла очень похожа на карту реального мира. Три сверхдержавы – Океания (включает США и весь американский континент, Британскую Империю с большинством колоний), Евразия (СССР и Европа) и Остазия (Китай с прилежащими территориями) делят мир между собой и ведут ожесточенные войны на окраинах империй без применения ядерного оружия. Один из лозунгов океанийской пропаганды звучит так: “Война – это мир”. Оруэлл расшифровывает глубинный смысл этого лозунга. Оказывается, правящим верхушкам этих стран не выгодна настоящая ядерная война, так как приведет к полному уничтожению цивилизации, а, следовательно, и их власти. Но им не выгоден и мир, так как не на что тогда будет списывать экономические трудности, некуда будет девать труд миллионов рабочих, занятых в оборонной промышленности, трудно будет поддерживать уровень массовой истерии и ненависти, на которых базируется тоталитарное правление. Поэтому на границах сфер влияния сверхдержав идут постоянные бои с применением обычного оружия, поддерживающие необходимый уровень напряженности, но они никогда не перерастают в мировую войну.

О том, что именно по Оруэллу действовали правящие круги СССР, США и Китая во времена “холодной войны”, можно судить по множеству так называемых “локальных” конфликтов. Куба, Вьетнам, Камбоджи, Афганистан, Никарагуа, Эфиопия – “горячие точки”, где империи могли демонстрировать свою военную мощь, не подвергая большой опасности свои территории.

Правда, Джордж Оруэлл не мог предвидеть, что после Второй Мировой Войны традиционные империи, просто включавшие колонии в свой состав, отойдут в прошлое. Им на смену придут так называемые «сферы влияния» сверхдержав. Правящий класс малого государства, попавшего в такую «сферу», получал гарантии стабильности своей власти. Местная капиталистическая олигархия или коммунистическое правительство защищались «ограниченным контингентом» метрополии от внешней опасности и внутренней оппозиции. Взамен государство-вассал теряло многие атрибуты независимости, лишалось самостоятельной внешней политики, отдавало экономику в распоряжение колонизаторам.

Изменение технологии порабощения не изменило общей картины развития отношений мировых империй. Сверхдержавам было даже удобнее локализовывать конфликты в пределах территории небольших якобы независимых государств. Причем одна из сторон действовала «инкогнито». И хотя американцам было известно, что «вьетконг» использует советское оружие, а советское руководство знало о том, что афганских моджахедов тренирует и вооружает США, но по причинам, описанным у Оруэлла, сохранялось «статус-кво». Ярче всего эта тенденция проявилась в период «Карибского кризиса», когда поводов для глобального ядерного конфликта было достаточно, но причин не было ни у Советского Союза, ни у Соединенных Штатов, и империи, побряцав ядерными арсеналами, мирно разошлись.

Таким образом, Оруэллу удалось довольно точно спрогнозировать разделение мира тремя ядерными империями, то есть Океанией-США, Евразией-СССР и Остазией-Китаем, и показать политические мотивы такого явления, как «холодная война».

    1. “Правда - это ложь”. Прогноз о системе власти тоталитарного государства

Действие романа разворачивается в тоталитарной империи Океании. Официальная идеология государства и название его общественного строя – «ангсоц», что является сокращением от слов «английский социализм». Общество разделено на четко очерченные классы – касты, переход между которыми практически невозможен.

На самом дне общественной иерархии находятся «пролы». Это простые рабочие (к сожалению, Оруэлл не упоминает о крестьянах, но, скорее всего, они тоже принадлежат к этому классу). Пролы работают везде, где необходим физический труд, живут в трущобах и развалинах на периферии городов, питаются и одеваются бедно. Спиртные напитки крепче пива для них запрещены. Однако пролы имеют наибольшую в Океании степень личной свободы, – за ними почти не наблюдает «полиция мысли», они имеют относительную свободу передвижения, для них не обязательны «телекраны» - устройства пропаганды и скрытой слежки. Правящий класс считает, что «пролы» не способны угрожать диктатуре, так как имеют низкий интеллектуальный уровень и не могут организовать осмысленную борьбу.

Следующими в социальной иерархии идут члены внешней партии. Как и в Советском Союзе, в Океании при упоминании слова «Партия» никто не спрашивает: «Какая?» Партия здесь одна, и именно она управляет страной. Но члены партии разделены на две категории – внешнюю и внутреннюю. Внешние партийцы – это довольно большое количество интеллектуально развитых людей, способных выполнять умственную работу. Они работают в министерствах на маленьких должностях, управляют сложными механизмами, ведут научные разработки. Это, по сути, «прирученная» техническая и творческая интеллигенция. Именно этот класс, как считает Оруэлл, может быть наиболее опасен для режима. Поэтому члены внешней партии подвергаются постоянной идеологической «дрессировке», слежке, репрессиям. Им положены немногие привилегии, например, употребление джина «Победа», проживание в чуть более благоустроенных домах типа «Победа». Однако эти привилегии не столько улучшают их жизнь, сколько отделяют их непреодолимой пропастью от «пролов», той силы, которую они могли бы возглавить в случае бунта. Не случайно они носят специальные форменные комбинезоны, при виде которых пролы отворачиваются и замолкают.

На вершине социальной лестницы стоит внутренняя партия, номенклатурные работники, занимающие руководящие посты, служащие в полиции мысли, имеющие реальную власть. Возглавляет внутреннюю партию усатый Старший Брат – личность, имеющая хорошо знакомый нам культ поклонения. Члены внутренней партии живут намного лучше внешних партийцев, не говоря уже о пролах. У них личные особняки, автомобили, официальные слуги. Им доступны настоящие, а не суррогатные продукты, вина, сигареты. Слежка за ними почти не ведется.

Управление государством осуществляется с помощью четырех министерств: Министерства Изобилия (сокращенно, на новоязе, - «минизо»), Министерства Мира («минимир»), Министерства Правды («миниправ») и Министерства Любви («минилюб»). Министерства получили названия в соответствии с основным принципом ангсоца, принципом двоемыслия, - Министерство Изобилия, например, отвечает за экономику, при этом большая часть жителей Океании ведет полуголодный образ жизни, живет в трущобах и носит робы. Министерство Мира отвечает за армию, то есть за войну. Министерство Правды ведает средствами массовой информации - газетами, книгами, телевидением, - создавая при этом всеобъемлющую систему лжи о счастливой жизни и добрых вождях. Министерство Любви – это и есть пресловутая «Полиция мысли», ужасное учреждение, отслеживающее каждый шаг жителей Океании, наказывающее их в случае непослушания пытками и смертью.

В романе подробнее всего освещена работа Министерства Правды, так как главный герой работает в нем. Так же довольно подробно показаны методы работы Министерства Любви в тех главах, когда главного героя арестовывают.

Министерство Правды проводит в жизнь информационную политику партии, которая, по мнению Оруэлла, является важнейшим элементом современной диктатуры. Простой житель Океании, конечно же, видит и чувствует, что живет плохо и несвободно. Но в то же время он слышит в речах, читает в единственной газете, видит по «телекрану», что на самом деле он живет счастливо и сытно. При этом любой его товарищ, сосед, коллега с работы с готовностью подтвердит, что жизнь прекрасна. (А кто не подтвердит, тот будет «распылен» полицией мысли.) Таким образом, человек, в душе которого рождается протест, оказывается в полной информационной изоляции.

Сравнить свою жизнь ему не с чем. От иностранцев его отделяет «железный занавес». О жизни до революции он не может узнать, так как старые книги, не соответствующие принципам «ангсоца», запрещены, а у немногих оставшихся в живых свидетелей остались только отрывочные воспоминания. В официальных учебниках истории, естественно, рисуются ужасные картины капиталистического прошлого. У океанийца создается впечатление, что его жизнь намного лучше дореволюционной. Недаром один из лозунгов партии: «Кто управляет прошлым - управляет будущим. Кто управляет настоящим - управляет прошлым».

Партия и «миниправ» идут дальше и создают иллюзию постоянного улучшения жизни при социализме. Публикуются сводки и отчеты Министерства изобилия, в которых показывается стремительный рост благосостояния народа, перевыполнение всех планов по производству всех товаров и продуктов. При уменьшении норм пайков океанийцам сообщают, что на самом деле пайки увеличены. Министерство правды тщательно исправляет возможные несоответствия во лжи. Если, например, было запланировано произвести 100 миллионов пар обуви, а произведено только 80, то все выпуски газет, где был напечатан этот план, срочно перепечатываются, и оказывается, что план был всего 40 миллионов пар, то есть он перевыполнен в два раза.

Еще более изощренные формы принимает техника лжи в политической сфере. В окружении вождя, конечно же, идет подковерная политическая борьба. Она приводит к периодическому исчезновению заслуженных руководителей, к большим и малым чисткам, которые прокатываются по стране. В таких случаях свидетельства о «распыленных» «товарищах» уничтожаются, речи Большого Брата, в которых они упомянуты или, тем более, отмечены похвалой, срочно переписываются. Через несколько часов простой океаниец не найдет никаких следов репрессированного руководителя.

Но вершины искусства лжи океанийская пропаганда достигает в освещении войны. Океания постоянно ведет войну с одной мировой державой и находится в союзе с другой. Но союзник и враг раз в несколько лет меняются местами. При этом в течение всего нескольких часов, пропагандистская машина поворачивается на 180 градусов. Срочно меняются лозунги, речи переделываются ораторами прямо на трибуне, и вот уже океанийца верят, что они всю жизнь воевали именно с этим врагом. Не остается никаких свидетельств резкой перемены внешнеполитического курса. Снова человек, в душу которого закрадется сомнение, окажется в полной изоляции.

Еще одна важная функция пропагандистской машины – служить громоотводом для накапливающегося в людях раздражения и напряжения. Наряду с культом вождя Большого Брата существует антикульт главного врага народа – Гольдштейна. Прообразом этого персонажа является, конечно же, Лев Троцкий, выполнявший аналогичную функцию для пропаганды в СССР. Когда-то Гольдштейн был одним из вождей революции, но проиграл борьбу за власть Большому Брату, и теперь, по официальной версии, возглавляет подполье предателей, которые хотят уничтожить Океанию и ангсоц. Естественно, во всех недостатках жизни винят Гольдштейна и его мифическое подполье. Очевидна параллель с борьбой с троцкизмом у нас в 30-е годы.

Министерство Правды организовывает специальные телевизионные «двухминутки ненависти», в которых Гольдштейн клевещет на ангсоц. При виде кощунствующего Гольдштейна «благомыслящие» океанийцы впадают в припадок ненависти, беснуются, плюют и бросают предметы в экран, выпуская наружу скопившееся недовольство. Периодически проходят целые «недели ненависти» с митингами и демонстрациями, на которых толпы людей выплескивают напряжение, требуя смерти врагов.

Как уже было сказано выше, основная масса пропаганды направлена на членов внешней партии. При этом сами члены внешней партии и создают элементы этой пропаганды. Чтобы сохранить рассудок и лояльность режиму, они применяют особый способ мышления – «двоемыслие». С помощью двоемыслия партийцы «покоряют реальность». Они одновременно осознают, что заведомо лгут, и при этом сами верят в собственную ложь. Оказывается, что достаточно отказаться от логических законов, и уже есть возможность восторгаться тем, что вызывает гнев и страх, лгать - и самому верить в ложь.

Еще одна технология «покорения реальности», описанная у Оруэлла, - так называемый «новояз». Название происходит от сокращенного «новый язык». После длительной работы лингвистам Океании удалось разработать особый искусственный язык на основе английского языка. Тот, кто пользуется этим языком, в принципе не сможет высказать, а, значит, и осознать мысль, не соответствующую принципам ангсоца. Слова этого языка делятся на несколько групп. Одни имеют приземленно-бытовое значение и с их помощью нельзя выразить абстрактную мысль. Например, слово «свободен» имеет только такой смысл, как в словосочетании «место свободно». Сказать на новоязе «человек свободен» - значит сказать явную бессмыслицу.

Для выражения более сложных, отвлеченных мыслей служат специальные идеологические слова, смысл которых основывается на догмах ангсоца. Например «мыслепреступление» - любое отклонение мысли от ангсоца. Описать, в чем конкретно мысли еретика отличались от ангсоца, на новоязе не получится. Значит невозможно, например, написать на новоязе преступную книжку или листовку. В этом языке не найдется слов для выражения идей, отличных от ангсоца. Многие слова вообще можно понять только с помощью принципа двоемыслия. Например, слово «речекряк», примененное к врагу ангсоца, означает глупую, бессмысленную речь, «не речь, а кряканье». Но если оно применено к «благомыслящему» океанийцу, то оно означает высокую похвалу оратору, который может бездумно повторять догмы ангсоца. Разработкой и внедрением нового языка тоже ведает миниправ.

Тех, кто не преуспел в искусстве двоемыслия, ожидает Министерство Любви, которое учит океанийцев любить родину, партию и лично товарища Большого Брата.

Министерство Любви работает хорошо знакомыми методами тайной полиции. Осуществляет сбор информации об океанийцах с помощью внедренных агентов и внештатных сотрудников. Широко использует технические средства – микрофоны, «телекраны» - видеокамеры. Замеченных в чем-либо подозрительном ожидает арест и психологическая обработка с помощью изощренных пыток. Психика «перевоспитанных» меняется настолько, что они действительно начинают любить Старшего Брата. Таким образом Министерство Любви оправдывает свое название. Обработанный человек может быть казнен, отправлен в трудовые лагеря или даже выпущен на некоторое время на свободу в назидание другим недовольным. Правда, в дальнейшем его все-таки уничтожают.

Министерство Любви ведет также профилактическую работу, провоцирует недовольных на борьбу с режимом. Для этого создается видимость работы подпольного «братства», возглавляемого пресловутым Гольдштейном, в которое втягиваются «морально нестойкие» партийцы. После этого их репрессируют.

В целом государственная машина Океании очень сильно напоминает Советский Союз при Сталине. Однако есть ряд существенных отличий.

Диктатура Сталина базировалась на атмосфере всеобщего страха и подозрения. Любые руководители, даже самые высокие, могли быть уничтожены, им на смену поднимались новые кадры «из низов». Даже в самих карательных органах проводились чистки. Например, Генрих Ягода, руководитель ОГПУ в 30-е годы, был дважды осужден и, в конце концов, расстрелян. Таким образом, ни о каких застывших номенклатурных кланах-кастах при Сталине не могло быть и речи. Оруэлл хорошо показал атмосферу страха и доносов, но в Океании она распространялась только на членов внешней партии, а внутренние партийцы находились в комфорте и безопасности, правили страной и устраивали веселые оргии. В Советском Союзе такая ситуация сложилась позже, в период «застоя». Тогда номенклатурные работники действительно сформировали закрытую правящую касту, в которую можно было попасть только по наследству. Но такому олигархическому государственному строю чужд жестокий и страшный диктатор, который одним мановением руки может уничтожить номенклатуру. Скорее подойдет безвольный, выживший из ума Брежнев, который «живет сам и дает жить другим». Так что усатый Большой Брат и «сытые жирные коты» из внутренней партии оказались исторически несовместимы.

Вызывает сомнения также и относительная свобода «пролов», то есть рабочих и крестьян. Оруэлл был типичным представителем западной интеллектуальной элиты, к тому же политически активной. Он состоял в партии левых анархистов троцкистского толка, воевал в Испании против фашистов. Поэтому он был склонен переоценивать роль интеллигенции в борьбе с тоталитаризмом. Он считал, что широкие массы народа будут покорны диктатуре сами по себе, из-за своего низкого уровня развития, и тоталитарный режим может не обращать на них большого внимания. Но диктаторские режимы, например сталинский, хорошо знали, что не Робеспьер с Маратом разрушили Бастилию, а простые парижские мясники и булочники, что не бывший адвокат Ульянов штурмовал Зимний Дворец, а моряки, солдаты и рабочие. Поэтому из 10 миллионов человек, прошедших, по скромным подсчетам, через ГУЛАГ, большинство составляли, конечно же, простые рабочие и крестьяне, а не интеллигенция. Контроль над простым советским народом был налажен так же хорошо, как и за правящей элитой. Основная масса пропаганды обрушивалась на простых людей, так как диктаторы и олигархи знали, что если они обеспечат себе любовь масс с помощью обещаний светлого будущего и дешевой водки, то отдельные диссиденты - интеллектуалы им будут не страшны.

Но один аспект Океанийской государственности угадан автором очень точно. Это политика манипулирования информацией. Даже во времена Оруэлла средства массовой информации значительно влияли на сознание народа. Гебельсовская и советская пропаганда использовали радио, газеты, листовки, брошюры, лекции агитаторов для формирования сознания истинного арийца или строителя коммунизма. Но Оруэлл предугадал, во первых, возрастающую роль телевидения в будущем тоталитарном обществе, во вторых, указал на то, что давление на сознание будет постоянно усиливаться, фальсификации и обман примут глобальные масштабы.

Практически правительство Океании создало вокруг своих граждан виртуальную реальность, в корне отличающуюся от исходной реальности. Огромные затраты государства на ее поддержание окупаются, так как этому правительству не нужно больше оглядываться на истинное положение вещей. Причем получен грандиозный эффект с помощью достаточно слабых, по современной мерке, технических средств.

Такое положение вещей было стратегической целью советского государства. Достаточно вспомнить голодомор 33-го года, когда миллионы наших крестьян погибали голодной смертью, причем в городах об этом почти никто не знал. Тем более не выпускались такие сведения за границу. В результате правду об этом преступлении коммунистической диктатуры народ узнал только через шестьдесят лет.

К счастью, Советский Союз ни при Сталине, ни в годы «застоя» не смог осуществить мрачный прогноз Оруэлла полностью. Северные реки не были повернуты вспять, да и просачивающиеся через «железный занавес» сведения о чудесной жизни на западе основательно подтачивали веру людей в то, что они живут в лучшей из стран.

В целом, Оруэлл нарисовал достоверную структуру тоталитарного государства, используя исторические примеры сталинского СССР и европейских фашистских режимов. Оправдались также и прогнозы Оруэлла относительно роли информационных технологий в процессе подчинения личности государству.

Но автор не только описывал общественную структуру, но и выказывал свое отношение к ней. Его книга призвана была показать, что тоталитаризм – это бедствие человечества. Никакие причины не могут оправдать выстраивание людей в пирамиду угнетения. Оруэлл опровергает мнение, что диктатура может быть полезна в периоды войны, разрухи, других кризисных ситуаций. Он показывает, что любая диктатура не заинтересована в преодолении кризиса, а, наоборот, продлевает и создает экстремальные ситуации, потому что на них зиждется власть меньшинства над большинством.

Автор прямо говорит, что режим ангсоца сам вызывает и поддерживает бесконечную войну, тратит экономические ресурсы, чтобы не допустить роста благосостояния своего народа. Страх и голод составляют основу тоталитаризма, и он ни за что не захочет с ними расставаться.

Поэтому Джордж Оруэлл своим романом заявляет решительный протест тоталитаризму и угнетению личности во всех его проявлениях.

    1. “Свобода-это рабство”. Технологии подчинения личности

Один из лозунгов ангсоца - “Свобода-это рабство”. В соответствии с принципом двоемыслия, чтобы почувствовать себя свободным, океанийцу достаточно понять, что рабство, в котором он живет, это, на самом деле, - свобода. На каждом этапе жизни государство помогает океанийцу убеждаться, что он живет счастливо.

С момента рождения судьба океанийца предопределена. Дети пролов станут пролами, дети членов партии – членами партии. Для партийных детей существую отряды «разведчиков», где их подвергают сильнейшей идеологической обработке. Доносы на родителей в духе Павлика Морозова поощряются. Множится число родителей, «распыленных» после того, как их сын или дочь заподозрили в них врага. Практически разорвана духовная связь между родителями и детьми, через которую детям могли бы передаться чуждые ангсоцу идеи. Подросшие разведчики переходят в «молодежный антиполовой союз», где борются с любыми проявлениями собственной сексуальности и занимаются общественно-полезными делами. Затем они становятся членами партии.

Особое внимание партия уделяет управлению сексуальными потребностями партийцев. Еще в подростковом возрасте им объясняют, что секс – это необходимое зло, и заниматься им можно только для продолжения рода. У женщин с помощью специальных занятий в школе формируются мощные комплексы, не дающие им возможности наслаждаться занятиями любовью. Браки разрешают партийные органы и только при условии, что между супругами не существует симпатии. Внебрачные связи строжайше запрещены и партийца, переспавшего с проституткой из пролов, ждут лагеря. Даже в браке секс может служить только зачатию детей.

Таким образом, достигаются сразу две цели. Во первых, разрушается семья, как институт, который может быть противопоставлен режиму. Партиец не может любить кого-либо больше, чем Большого Брата, даже жену или детей. Во вторых, у партийных работников накапливается мощнейший заряд сексуальной энергии. Эту энергию пропаганда режима сублимирует во всеобщий энтузиазм, истерию, припадки ненависти. На этом, как выразилась героиня романа, «протухшем сексе» основываются демонстрации, «двухминутки» и «недели ненависти», сверхурочная работа, всеобщая подозрительность и тому подобные “общественно-полезные проявления”.

Важным элементом воздействия на личность партийца становится лишение его индивидуальности. Комбинезоны, одинаковая пища в столовых, многоэтажные дома, все вещи носят название “Победа”. Это – внешняя сторона серого однообразия партийцев. Но партии важнее внутренне однообразие. Для его достижения используются изощренные методы психологической обработки. Важное место занимают “телекраны” – двусторонние средства общения государства с человеком. На человека из них льется поток официальной пропаганды, марши, победные сводки, бодрая утренняя гимнастика. Государство, в свою очередь ежесекундно следит за человеком через тот же “телекран”. Поэтому партийный работник имеет застывшее выражение счастья на лице, не вздыхает, не бормочет про себя, не поет, даже старается не разговаривать во сне. Любое отклонение от нормы грозит смертью. Тем более никто не рискует заводить разговоры, отходящие от официальных тем. Каждый собеседник может оказаться “внештатным агентом” полиции мысли, в любом месте может быть установлен микрофон, везде сомневающегося найдет всевидящее око “телекрана”.

У партийного работника, к тому же, нет времени на размышления, на создание своего индивидуального мирка. Каждая минута досуга должна быть занята работой в общественном центре, подготовкой к торжествам, сверхурочной работой, туристическими походами. Семью, как уже было сказано выше, государство у человека отобрало. У себя дома океаниец может только спать под надзором “телекрана”. Так государство изготавливает детали своего механизма из человеческих заготовок.

По счастливому стечению обстоятельств, во времена сталинской диктатуры не было таких технических средств для тотальной слежки, какие описаны у Оруэлла. Это позволяло сохранять советским людям больший островок личной свободы, чем членам внешней партии Океании. В дальнейшем этот островок рос и укреплялся, что в конце концов привело к победе личных интересов простых людей над интересами государства, что выразилось в разрушении советского государства. Еще один прогноз Оруэлла не сбылся. Однако теперь существуют еще более мощная техника, чем в романе, человек намного больше стал зависим от информационных потоков, поэтому если в наши дни возникнет тоталитарное государство, оно может достигнуть небывалого уровня уничтожения личности в человеке. Это еще один довод против любой формы диктатуры.

4Значение романа “1984” в современных условиях

Джордж Оруэлл в своем романе «1984» предположил, что в 1984 году на территории Великобритании будет существовать тоталитарное социалистическое государство. Прообразом такого государства послужил Советский Союз и сталинская диктатура. Оруэлл сделал попытку предсказать дальнейшее развитие тоталитаризма, в том числе усиление контроля над личностью, применение особых технологий манипулирования общественным сознанием. Сегодня можно сделать вывод, что в целом его прогнозы не оправдались.

В Советском Союзе диктатура Сталина была вершиной тоталитаризма. В дальнейшем давление государства на личность постепенно ослабевало, что, в конце концов, привело к Перестройке и разрушению тоталитарной империи. Западные демократии успешно преодолели кризисы, которые могли бы привести к социалистическим революциям и дальнейшему установлению авторитарного правления. В беднейших европейских странах и некоторых странах третьего мира возникали военные диктатуры (Испания, Греция, Чили), но они просуществовали относительно недолго и народы этих стран также перешли к демократическим формам правления.

Но не стоит забывать, что одной из причин возникновения диктатуры Большого Брата Оруэлл называет атомную войну и возникший вслед за ней экономический и политический хаос. Поэтому любая страна, попавшая в кризис, имеет шансы превратиться в небольшую Океанию. Справедливо это, например, для бывших республик Советского Союза. В настоящее время в Беларуси, Казахстане, Киргизии, Узбекистане сложились авторитарные режимы.

На Украине демократические реформы также еще не завершены. Права человека формально продекларированы в Конституции и многих законах, но практическая их защита не всегда возможна. Власти постоянно предпринимают попытки подчинить себе средства массовой информации и таким образом формировать общественное мнение. Примером может служить рекламная кампания Президента Л.Д.Кучмы во время последних президентских выборов. Он имел подавляющее преимущество в телерекламе на крупнейших телеканалах. Однако по сравнению с недалеким социалистическим прошлым уровень личной свободы украинцев кардинально вырос. Сейчас у нас есть возможность развивать демократию и через некоторое время жить в полностью свободной стране.

Поэтому роман-предостережение «1984» остается очень актуальным именно для украинских читателей. Мы не должны позволить осуществиться в нашей стране политологическим прогнозам Джорджа Оруэлла.

Литература

  1. Оруэлл Джордж, Дьерн Даллош. “1984”, “1985” - М.:Диалог, 1993.

  2. Оруэлл Джордж. “1984” и эссе разных лет. – М.:АСТ, 1991.

  3. Оруэлл Джордж. Окотский уголок. Антиутопии ХХ века. – М.:Наука, 1989.